Ирина Владимировна Одоевцева рецензии на книги

написала рецензию11 ноября 2019 12:03
Оценка книге:
8/10
На берегах НевыИрина Владимировна Одоевцева

#П3_3курс 2 предмет.

«Время в ранней молодости длится гораздо дольше. Или вернее, летит с головокружительной быстротой и вместе с тем почти как бы не двигается. Дни тогда были огромные, глубокие, поместительные. Ежедневно происходило невероятное количество внешних и внутренних событий.»

Два года (1919-1921) жизни и воспоминаний – предвзятых, но видно что Ирина Одоевцева старалась писать максимально честно. Поэты Серебряного века в этой книге не картонные фигуры с официальных портретов, а живые, сложные, порой даже неприятные люди, со своими демонами и страстями. Не знаю, какие выводы сделал бы профессиональный психолог, но для себя с сделала вывод неутешительный (хотя в чем-то и успокоительный) – не быть мне никогда великой поэтессой.
Большая часть воспоминаний посвящена Гумилеву, но и другие известные (а порой и впервые узнанные для меня) поэты описаны коротко, но схвачены основные их особенности поведения и внешности. Остается только поражаться памяти писательницы, не зря нам в школе говорили, что учить стихи полезно:) Осип Мандельштам, Андрей Белый, Анна Ахматова, Алексей Ремизов, Фёдор Сологуб, Александр Блок. Я, каюсь, из всех них читала только Ахматову и Блока (а про них в книге очень мало, так как близкого знакомства у Одоевцевой с ними не было). Тем не менее было очень интересно погрузиться в эту переходную эпоху, когда страх перед новой властью еще не заглушил свободу самовыражения. Я даже поражалась тому, что зная об арестах и расстрелах, многие были так беспечно смелы, даже безрассудны, особенно Гумилев.
Описания города и мыслей, которые вызывают улицы, каналы и сады – одна из приятнейших частей книги. Сразу вспоминаются свои прогулки по Петербургу, уже совсем другому, но не менее прекрасному.
Еще поразила выносливость в эмоциональном обслуживании поэтов Одоевцевой. Мне даже читать об этом было тяжело, не представляю, как она это выносила. Но видимо именно за это ее так и ценили в этом почти сугубо мужском заповеднике. Хотя она пишет об этом как об особой милости и внимании, говоря что много смогла почерпнуть из этих, сложно их назвать разговорами, выворачиваниях своей души и зачастую сумбурных и гнетущих излияний.
Но ему — я это помню — нет дела до меня. Я только повод для его прорвавшегося наконец наружу внутреннего монолога. И он говорит, говорит… "Ему необходимы уши, слушающие его. Все равно чьи уши. Ведь они для него всегда «уши вселенной». Он всегда говорит для вселенной и вечности."
Не смотря на вышесказанное, книга мне понравилась. Можно смело рекомендовать эту книгу всем, кто не безразличен к поэзии и любит Петербург.

написала рецензию11 июня 2016 9:10
Оценка книге:
10/10
На берегах НевыИрина Владимировна Одоевцева

В такие вот вечера
Цветут на столе георгины,
А в окнах заката парча.
Сегодня мои именины
(Не завтра и не вчера).

Поздравлять приходило трое,
И каждый подарок принес:
Первый - стихи о Трое,
Второй - пакет папирос.

А третий мне поклонился:
- Я вам луну подарю,
Подарок такой не снился
Египетскому царю...

А вы читали стихи Одоевцевой? Я до недавнего времени совсем ничего не знала о ней. А между прочим эту самую луну из стихотворения ей подарил Николай Гумилёв. Приглашаю вас погрузиться в воспоминания "любимой ученицы Гумилёва" о Серебряном веке русской поэзии, о его прекрасных и трагических героях, о его закате.
Спасибо Одоевцевой за её хорошую память и внимательные уши. Как она и обещает в самом начале, она не столько пишет о себе, сколько о тех, кто её окружал, о тех, кто творил тогда. И хотя пишет она уже в зрелом возрасте, её всё время воспринимаешь как опрятную, прилежную, немного робкую и преданную ученицу и её образ "маленькой поэтессы с огромным бантом" следует неотступно.
Больше всего она пишет о своём учителе, как зарождалась их дружба, которую Одоевцева и не осмеливается назвать дружбой, она не восхищается им слепо, но уважает безмерно, принимая со всеми недостатками и достоинствами. Мне Гумилёв напомнил часто встречающийся типаж среди людей искусства - талантливый, немного заносчивый, представляет своё мнение как непреложную истину и с гордым налётом менторства. О Гумилёве здесь и правда очень много, неиссякаемые анекдоты и смешные ситуации, моменты грустные и задумчивые, порой обнажающие душу разговоры, его африканский портфель, доха и ушастая оленья шапка.
Но есть множество историй и портретов других современников: смешливый и ранимый Мандельштам, загадочный непонятный Блок, Георгий Иванов, будущий муж Одоевцевой, Ахматова и Цветаева, Оцуп, Лозинский-переводчик, Андрей Белый... Серебряная лоза славных имён! И конечно же, льющаяся бурная река стихотворений, эти воспоминания - сплошная поэзия, с надрывом и нервной дрожью. Невозможно не отвлечься с этих мемуаров на поэтов и их творения.
А само время: трагическое, роковое, страшное. Время потрясений и революций, голодное время. Невыразимо тяжело пришлось тем, кто выбирал свободу мысли, свободу творчества, и большинство дорого за это заплатили.
Каждый ходил по острию бритвы.
И невозможно не содрогнуться от горечи блоковской речи: "…покой и волю тоже отнимают. Не внешний покой, а творческий. Не ребяческую волю, не свободу либеральничать, а творческую волю — тайную свободу. И поэт умирает, потому что дышать ему уже нечем: жизнь для него потеряла смысл".
А потом ... самоубийства Цветаевой, Маяковского, Есенина, Виктора Гофмана, Игнатьева; гибель в лагерях Мандельштама; расстрел Гумилёва, его сына от Ахматовой Льва сослали в лагеря, позже его вторая жена и дочь умерли в голодное время блокады. Не забыть и философский пароход.
При всей этой трагичности, воспоминания Одоевцевой полны любви и светлой памяти. И приятно вместе с ней гулять по улицам северной столицы: вот дом Мурузи на Литейном и Дом Литераторов на Бассейной, а вот квартира на Преображенской, а как приятно в Летнем и Таврическом садах. И хочется крепко пожать каждому поэту руку и сказать, мы продолжаем гулять по тем же улицам, что и вы, вдыхаем влажный воздух на берегах Невы, восхищаемся вашей поэзией и помним вас, помним!
И не просто потому что об этом просила Одоевцева:
"И если вы, мои читатели, исполните мою просьбу и полюбите тех, о ком я сейчас пишу, — вы обязательно подарите им временное бессмертие, а мне сознание, что я не напрасно жила на этом свете.
О, любите их, любите, удержите их на земле!"

#Бойцовский_клуб (Книга-автобиография)

Людмила (@liu)11 июня 2016 12:23

@psycho, а кстати как к Бродскому относитесь, вернее к его творчеству?)

Ответить

@psycho12 июня 2016 0:51

@liu, как и к творчеству других) уважительно, без фанатизма. Когда читал с ним диалог..попутно листал его стихи. Ничего не зацепило, в сравнении с Ахматовой. Может не дорос еще. Либо они сложны, либо перегружены, или не хватает той простой красоты. Выделил пару..
-дорогая, я вышел сегодня из дому...
- сумев отгородиться от людей

Вообще заметил, что для стихов нужно уединение, им недостаточно соц. отстраненности..Ну и в бумаге они идут лучше, как по мне.
Раньше стихи не привлекали.

Ответить

Людмила (@liu)12 июня 2016 17:04

@psycho, меня стихи тоже долго не привлекали,только после работы с оперой и вокалистами прониклась. И тут же пожалела, что знаю только английский. С удовольствием бы читала стихи немецких и французских поэтов в оригинале, Гёте и Верлена.А к стихам Бродского у меня спорное отношение: что-то нравится, а что-то совсем нет.
И да, согласна, стихи нужны однозначно в бумаге)

Ответить
написала рецензию9 июля 2015 20:32
Оценка книге:
10/10
На берегах НевыИрина Владимировна Одоевцева

Спасибо Вам, Ирина Владимировна, за то, что подарили мне незабываемые, великолепные вечера. Большая честь познакомиться с Вами, и спасибо Вам, что впустили меня в свой круг.

Я безмерно благодарна Вам, что познакомили с Николаем Гумилёвым, Михаилом Лозинским, Осипом Мандельштамом, Александром Блоком, Корнеем Чуковским, Алексеем Ремизовым, Андреем Белым, Юрием Анненковым, Фёдором Сологубом, Михаилом Кузьминым, Анной Ахматовой... Да, взаправду, список велик. Но Вы и без меня знаете, насколько насыщенной была Ваша жизнь.
Вы приподняли завесу и позволили увидеть людей, окружавших Вас, восхищенными глазами молодой рыжей девушки с чёрным бантом.

Да, я, наверное, через чур близко к сердцу воспринимаю события Вашей жизни. Признаюсь, я Вам завидую белой завистью, я бы очень хотела прочувствовать всё на яву. Вы искренне, неподдельно описывали каждый момент, я верила в Вас, а Вы вселяли в меня веру в себя и чувство, что остаётся только шаг до невероятного полёта.

Вы только посмотрите, как спустя десятилетия Вы настолько точно передаете поступки, цитируете людей, повстречавшихся Вам на пути, изменивших Вас. Я восхищаюсь. И вижу, что Вы ценили каждое мгновение своей жизни, каждую минуту, проведенную с ними. Ваше восхищение, Ваша любовь к ним помогали Вам узнавать их до конца.

А как вы тонко описали поэтическое противостояние Москвы и Петербурга. В фактах, вскользь, но чувствовалось, что отношение к поэзии как небо и земля разнилось в восприятии людей двух городов. Я была удивлена, что в Москве петербуржцев презирали, считали "хламом и мертвечиной", хотели, чтобы малая столица склонила голову перед воспрянувшей Москвой. Мне их не понять.

Я увидела Вас в то непростое время. Вы жили в "позолоченной бедности", были все еще прекрасно одеты и мёрзли и голодали в больших, барских квартирах (на тот момент до Петербурга "уплотнения" пока ещё не дошли). И несмотря на революцию, Вы не выходили из дома без шляпы, и даже без перчаток.
И только тогда и там, в Петербурге, чувствовалась эта горячая, живая связь слушателей с поэтами, эта любовь. В этих условиях людям ничего не оставалось, как становиться более духовными, чем физическими существами. И Вы, как и Ваше окружение, ещё не очерствевшие душой, легко смеялись, также легко плакали, вас любили, и вы были счастливы этим.

Я рассыпаюсь в благодарностях, Вы меня вдохновили, Вы подарили мне искреннюю поэзию, Вы подарили мне свой неповторимый Петербург.

От всего сердца.
Спасибо.

Искренне Ваш,
Алён

#Г1_2курс

@neveroff, @theraspberry, спасибо за Ваши оценки. Мне очень приятно!

Ответить

Людмила (@liu)26 ноября 2015 8:26

стыдно-стыдно, жить в Петербурге и не прочитать такую книгу. Вы так вдохновенно всё описали! Надо срочно добавлять себе - больше петербургского))))

Ответить

@liu, думаю, это всё моя пока неосуществившаяся мечта перебраться туда кричала во мне, когда я читала эту книгу, при том хотелось именно в то время)) Надеюсь, Вам понравится, книга очень интересная!

Ответить
написала рецензию12 ноября 2015 17:14
Оценка книге:
7/10
На берегах СеныИрина Владимировна Одоевцева

За книгу я бралась с очень большим воодушевлением, ведь мне так понравилась книга "На берегах Невы". Признаюсь, более всего я ожидала встречи с Мариной Цветаевой - ведь они обе - автор и Марина - уехали в Париж и в одно и то же время. Но увы, Марина появится на страницах лишь однажды. Кроме того, я ожидала прочувствовать быть и атмосферу культурной жизни поэтов серебряного века, уехавших в эмиграцию. Но и этого не случилось мне встретить, хотя автор, кажется писала именно об этом...
Очень сложно передать, чем же мне не угодила эта книга.
Во-первых, у меня создалось ощущение, что автор, в отличии от первой книги, на этот раз пишет не на волне вдохновения и не от неспособности удержать в себе восторг от пережитого, а для того, чтобы удовлетворить свои потребности: напечататься, урвав очередную долю известности, извиниться перед людьми, к которым в жизни была недостаточно внимательно и добра, замолвить слово за своих любимых и друзей, выманив из забвения своими воспоминаниями и, наконец, блеснуть некоторыми знакомствами. При всей благожелательности к описываемым в воспоминаниях, она пишет не без доли эгоизма (о, видите, как я добра, раз так положительно пишу о них, хоть все вы знаете, сколь они были несносны!). Кроме того, в произведении нет дыхания жизни, нет восторга, нет свежести и ясности, они словно подернуты старческой дымкой.
Если поэтической жизнью Петербурга она дышала и не могла на дышаться, то эти воспоминания пишет как будто сквозь силу.
А может, как раз в этом и есть особенность жизни русских поэтов в эмиграции? Ведь она не раз об этом говорила - почти все они задыхались без любви, без читателя, никому не нужные...
О ком можно прочесть в этой книге? О Мережковском, Зинаиде Гиппиус, Георгии Адамовиче, Георгии Иванове, Иване Бунине и -самые, пожалуй, увлекательные строки - о Надежде Тэффи.

#О1_3курс
#Топонимика

@marfic13 ноября 2015 13:26

@AprilDay, После Бунина - только про Терапиано, Горбова и послесловие. Маленький объем.
http://mybook.ru/author/irina-vladimirovna-odoevceva/na-beregah-nevy-na-beregah-seny/reader/
вот ссылка. но там нужна подписка, бесплатной версии нигде не находила

Ответить

Иринка (@aprilday)13 ноября 2015 14:57

@marfic, нашла на Ihavebook. Правда формат очень неудобный. Действительно, несколько страниц до конца не дочитала. ... Пока искала, стольких гадостей об Одоевцевой начиталась ))) ужас просто.

Ответить

@marfic13 ноября 2015 15:08

@AprilDay, оу, спасибо за ресурс! у меня вечная проблема найти ресурс бесплатных книг. Про гадости и не говорите даже, не хочу вникать в это...

Ответить
написала рецензию2 ноября 2015 10:36
Оценка книге:
10/10
На берегах НевыИрина Владимировна Одоевцева

Замечательнейшая книга! Я ведь того и гляди начну любить мемуары! А ведь всегда считала это очень скучным чтением и жеманным притворством современника, хвастающего знакомством с гением, в лучшем случае. В худшем - попыткой очернить и развенчать кумира после смерти.
По крайней мере в первом я точно ошибалась. Книга Ирины Одоевцевой, жительницы Петербурга послереволюционных лет, читается на одном дыхании. Молодая девчонка, мечтающая стать поэтом или даже считающая себя таковым, попадает на курсы "Живое слово" и окунается в богемную среду. Волею случая, а так же, судя по всему, благодаря весьма миловидной внешности и очаровательному огромному банту, эта девушка знакомится с Гумилевым, а позже становится и его ученицей. Можно ли научить быть поэтом? Очень вряд ли. Не знаю как вы, а я об Одоевцевой как о поэтессе никогда не слышала. Впрочем, она с лихвой окупила свою поэтическую безвестность этой книгой. Перед нами как живой предстает прежде всего Николая Гумилев. Я, честно признаюсь, очень плохо знаю его поэзию, разве что вот это (кто же его не знает):
" Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф"...

Это стихотворение, тонким девичьим, запредельно сказочным голосом, при свечах, читала моя подруга на поэтическом вечере. Кажется, этот эпизод навсегда останется в моей сокровищнице воспоминаний. Однако, желания узнать поэзию Гумилева поближе у меня не возникло, знакомство на этом и закончилось.
И вот теперь Одоевцева открыла для меня Гумилева в первую очередь как человека. Странный, местами отталкивающий, местами чудаковатый, весь с налетом сказочности, как будто из легенд об эльфах старой Англии - он не мог не очаровать, при всей неудобности его личности и порой чудовищности поступков.

Здесь же, на страниц этих мемуаров, мы встретим и Блока, и Белого, и Маяковского, и Ахматову, и Мандельштама, и еще ряд знаменитых поэтов того времени мне, по невежеству, незнакомых.
Но это ничуть не умаляет потусторонности, волшебности этих встреч.
И пусть личность Одоевцевой не может не проглядывать в ее строках, как бы она сама себя не убеждала, что пишет беспристрастно, но все же книга остается совершенно уникальным памятником тому времени.
Книга отправляется в избранное с пометкой "Великие" и "Серебряный век".

#О1_3курс
#Топонимика

Иринка (@aprilday)2 ноября 2015 21:10

@marfic, вот за кашу тоже жутковато было ) Вообще, какие-то нелепые чудаковатые персонажи, но симпатичные и интересные. Убедилась, что все крайне субъективно: взяла сборник Гумилева, во вступительноя статье говорится, якобы все обвинение в контрреволюционном заговоре держалось на свидетельстве Одоевцевой, что он в этом заговоре участвовал. Все остальные говорили, что он слышал, но не знал ничего точно... Я в шоке.

Ответить

@marfic3 ноября 2015 10:01

@AprilDay, а сборник редакции какого года? немного похоже на попытку очернить эмигрировавшую Одоевцеву... А если правда - то жутко (((((

Ответить

Иринка (@aprilday)3 ноября 2015 10:04

@marfic, книга 1991 года, автор статьи - Иван Панкеев. Кстати, сама Одоевцева говорит, что ее никуда не вызывали и не допрашивали. Так что да, фигня какая-то... Лучше не вникать.

Ответить
написала рецензию1 ноября 2015 15:54
Оценка книге:
10/10
На берегах НевыИрина Владимировна Одоевцева

До этой книги я считала, что, в общем-то, люблю стихи. Ну а кто не любит! Выйдя в ясный зимний день на улицу воскликнуть: "Мороз и солнце, день чудесный!" В осеннем лесу многозначительно процитировать: "Унылая пора, очей очарованье..." Тащишь два пакета продуктов: "Есть женщины в русских селеньях" или "...лошадка, везущая хворосту воз". Моя соседка по даче, бывшая библиотекарь, та вообще раскидывает удобрения под цветы, бормоча Ахматову: "Когда б вы знали, из какого сора растут мои стихи..."
И вот так, с двумя десятками поэтических цитат на все случаи жизни, я вполне счастливо дожила до прочтения этой книги.
Книга охватывает небольшой отрезок времени, с 1918 до 1921 примерно года. Но это настолько насыщенное время, столько происходит разнообразных событий, встреч, открытий, что как будто несколько десятков лет вместили эти три-четыре года. Потрясающе передается невероятная жизнь послереволюционного Петербурга: кружки, студии, новоиспеченные университеты, курсы. А еще - личное общение: долгие прогулки, вдохновенные разговоры ночи напролет у печки-буржуйки, поэтические вечера... Откуда черпали силы на все это голодающие поэты? Поистине, это было очень странное и необыкновенное время.
Автор книги, Ирина Одоевцева, сама была поэтесса. Он прожила долгую, и надеюсь, счастливую жизнь. В ее воспоминаниях очень мало ее самой, информацию о ней я искала дополнительно (не устаю благодарить гугл). Ее любопытство к происходящему позволило ей с чисто женской наблюдательностью и точностью запомнить и бережно сохранить тысячи подробностей литературной жизни того времени. Кроме любопытства, сыграла свою роль неугасимая страсть к поэзии. Она сама пишет, что поэзия в то время была для нее всем. Она не мыслила своей жизни без стихов. Они были для нее воздухом, водой, пищей и сном. Вообще, сквозь строки книги просвечивает очень симпатичный образ Ирины Владимировны, "маленькой поэтессы с огромным бантом". По-человечески я очень рада была узнать, что жизнь Ирины Владимировны сложилась довольно благополучно по сравнению с другими эмигрантами. Может быть, поэтому и книгу было читать очень легко, так как я знала, что у автора все хорошо, несмотря на то, что она рассказывала и о трагических событиях.
Конечно, Одоевцева была не единственной влюбленной в поэзию. У меня сложилось впечатление, что это был какой-то феномен тех лет. Поклонницы и поклонники тысячами строф заучивали стихи гениальных поэтов, буквально носили любимцев на руках, да каких только безумств не совершали ради них. Сами поэты не отставали в своих вычурных выдумках от поклонников, вернее даже, сами задавали тон всеобщему сумасшествию. Пожалуй, в атмосфере какого-то всеобщего легкого помешательства Серебряный век далеко даст фору веку Золотому.
Самое важное, что мне дала эта книга - тесное вплетение стихов в повседневную жизнь того Петербурга, в повседневную жизнь авторов. Узнав, в какой обстановке творили, как жили Блок, Гумилев, Белый, Ахматова, Мандельштам, мне кажется, я лучше пойму их стихи. Раньше при словах "поэзия Серебряного века" у меня включался какой-то режим неприятия, помню как тупо и долго я зубрила стихи этого периода, задаваемые в школе: они казались мне надуманными, выморочными.
Советую читать эту книгу всем, а сама иду вытаскивать сборники поэтов из вторых рядов книжного шкафа...

#О1_3курс
#Топонимика

Иринка (@aprilday)2 ноября 2015 11:56

@marfic, я на искусство тоже хотела!!! Но опыт совмещения двух факультетов был, мне не понравилось. Или одно ущемляешь или другое, мне так показалось.

Ответить

@AprilDay, ну я уже второй день краснеюсь по Вашей вине)))
Мне Ваша рецензия очень понравилась, несмотря на те трудности, что Вы по моей вине испытывали)) Она вдохновенная и чувственная, прямо как и сама книга!

Ответить

Иринка (@aprilday)2 ноября 2015 21:15

@alyonaivanishko, нечего краснеть, ведь это правда )

Ответить
написала рецензию14 июля 2015 0:18
Оценка книге:
9/10
На берегах СеныИрина Владимировна Одоевцева

И снова я пишу Вам, Ирина Владимировна, стараясь выразить свой восторг в этом письме, что, право, сложно. Не судите, коли что не так.

Если бы не Ваш роман "На берегах Сены", Вы навсегда бы остались в моей памяти рыжеволосой, с чёрным бантом ученицей Николая Гумилёва. Но Вы уже не та, из человека, впитывающего каждое слово своего учителя Вы превратились в интересного, талантливого собеседника, по-прежнему внимая каждому слову, что помогало Вам понимать людей.

У Вас получилось воскресить для меня дыхание и чувства тех, кто жил без родины, поэтов и писателей, эмигрировавших в 20-е годы прошлого столетия. Среди них были Игорь Северянин, Сергей Есенин, Зинаида Гиппиус, Димитрий Мережковский, Иван Бунин, Георгий Адамович, конечно, Ваш муж, Георгий Иванов, и многие другие. Я полюбила их, как любили их Вы, я смотрела на них Вашими глазами. Вы оживили для меня давно ушедших поэтов, писателей, художников, рассказали о них в простой, житейской обстановке. И Вы непременно описали всё самое лучшее, видя человека вне газетных слухов и сплетен, "немного такими, как их задумал Бог".

Стать большим писателем в той России и не быть нервным было невозможно. Все эти люди прошли множество испытаний, взлёты и падения, личные и публичные катастрофы, были подкошены революцией, воинами, совершали благородные, подлые, глупые поступки. Они, привыкшие по своей натуре скрывать всех и вся, хотели непременно Вам высказаться, ведь благодаря Вашему несравненному дару слушателя, они чувствовали себя защищенными, нужными.

В то время в эмиграцию съехались почти все большие русские поэты, Париж в шутку называли "столицей русской литературы", эмиграцию называли "филиалом России". Несопоставимо трудно покидать родину людям действительно любившим её, на неопределенный срок, умирать так не увидев вновь заката над Невой. Ведь у меня язык не повернётся сказать, что поэты того времени не любили свою родину, и как же тяжело было Вам меняться вместе со всеми, не находить общий язык, пытаться понять людей. И Вам удалось, ведь вы вместе дышали одним воздухом России тех лет.

Я восхищаюсь также тем, что Вы стали частью "Зелёной лампы", "воскресений", позднее "Медонских вечеров", что были вместе с теми людьми, которые не желали бросать земляков, помогали духовно обогатить, вырастить думающих, умеющих отстоять свою точку зрения, талантливых людей.

Ваши слова стали не камнями на могилы людей, а цветами. Вы не обращали внимание на себя , Вы знакомили меня со своими собеседниками. Вам удалось задуманное, я Вам приношу свою искреннюю благодарность и восхищение.

Спасибо Вам.

Искренне Ваш,
Алён

#Г1_2курс

Иринка (@aprilday)1 ноября 2015 15:55

После вашей рецензии лучше и не скажешь...

Ответить

@AprilDay, спасибо за такой лестный отзыв, мне очень приятно))
В книге, кстати проходящему флешмобу, есть небольшое упоминание о том, как Иван Бунин получил нобелевскую премию, и как реагировало его окружение. Мне оно показалось интересным))

Ответить

Иринка (@aprilday)2 ноября 2015 6:33

@alyonaivanishko, да, я обратила внимание. Особенно когда художник вошел в гостиную Мережковских и воскликнул... Ну, вы помните )))

Ответить
написала рецензию1 ноября 2015 16:33
Оценка книге:
10/10
На берегах СеныИрина Владимировна Одоевцева

Меня очень расстроило, что эта книга гораздо меньше предыдущей. Но по качеству содержания она ничуть не уступает, и это, конечно, главное.
"Маленькая поэтесса" живет за границей. Она вышла замуж за поэта Георгия Иванова, и они ведут литературно-светскую жизнь в европейских столицах. Казалось бы, все так же, как в Петербурге, и все же не так. Стихи и вообще творчество русских эмигрантов в Европе никому не нужно, разве что только самим же эмигрантам. Где овации, гром аплодисментов, рукоплескания поклонников? Сама Одоевцева, считавшаяся в Петербурге состоявшейся поэтессой, в Европе идет за новичка. Хорошо, что она воспринимает это с юмором. И вообще, она мне очень симпатична, хотя о ней снова написано очень мало. Я так рада, что она, руководствуясь здравым смыслом, отдалилась от поэзии, видя что стихи остаются невостребованными. Первая же история - об Игоре Северянине - показывает, что такое поэт без своей аудитории.
В первой части мемуаров, "На берегах Невы", Одоевцева пишет, что для нее не существовало прозаиков, актеров, художников, музыкантов - только поэты. Во второй части появляются Мережковский, Гиппиус, Бунин, Тэффи - и это очень интересно. С неослабевающим вниманием Одоевцева выслушивает их рассказы и запоминает чуть ли не слово в слово.
Она рассказывает честно. Иногда эти занимательные истории буквально шокируют, иногда смешат. Но вот удивительно, рассказывает она как-то легко, с любовью, уважением. Она не делает сенсаций, разоблачений, скандалов даже на самой благодатной почве.
В то время было модно выражение "Если надо объяснять, то не надо объяснять". Пожалуй, воспользуюсь им и просто скажу, что советую эту книгу всем интересующимся русской эмиграцией. Сама я очень хочу побольше узнать о том времени. Приметила себе Нину Берберову с ее книгой "Курсив мой", но мне кажется, очень трудно будет соперничать с Ириной Владимировной Одоевцевой.

#О1_3курс
#Топонимика

Вао! Ну и книга, прямо аплодирую стоя. Мемуары, да причём освящающие такую интересную сторону жизни! Что сказать - это круто. Спасибо за то, что прочли и поделились впечатлениями)

Ответить

Иринка (@aprilday)1 ноября 2015 17:00

@hloja_myrakami, да, обе книги, и на Неве, и на Сене, замечательные. Вот сейчас ни за что другое взяться не могу, хочу опять что-то из той эпохи.

Ответить
написала рецензию31 октября 2015 16:23
Оценка книге:
7/10
На берегах НевыИрина Владимировна Одоевцева

#О1_3курс
#Топонимика

Что вы считаете самой большой удачей в жизни? Это может быть что угодно, но лично мне кажется, что встретиться и пообщаться с гением – вот это огромная удача. Ирине Одоевцевой повезло. Она встретила на своем творческом пути не одного гения, она говорила с ними, слушала их, а один даже стал ее учителем. Гумилев, Мальденштам, Блок, Сологуб, Ахматова, Оцуп, Рождественский, Андрей Белый и многие другие.

Молодая девушка, мечтающая стать поэтессой, записывается в университет «Живое слово», где попадает на лекцию великого поэта Николая Гумилева. Именно он становится для нее учителем, а позже и другом. Поэтесса вспоминает различные случаи, разговоры или встречи с великими поэтами, писателями, художниками. Ей посчастливилось жить с ними в одно время, в одном городе, и теперь благодаря ее книге можно узнать, какими они были в жизни.

Больше всего уделено внимания Гумилеву, потому что он был ближе всех к Одоевцевой (кроме ее будущего мужа Георгия Иванова). Как бы она не старалась, сначала он мне совсем не понравился, но к концу книги я все-таки начала испытывать к нему симпатию, как будто я его тоже знала лично.
А вот настоящее восхищение у меня вызвал Блок и Мальденштам. Признаюсь, в жизни я не очень люблю стихи, не всегда их понимаю, и поэтов знаю поверхностно. Но после прочтения книги, после того, как я узнала, какие они были, они меня очень заинтересовали, как личности и как поэты.

Еще огромный плюс этой книги в том, что когда видишь, в какое время жили все эти люди (а это намного лучше воспринимается из воспоминаний реального человека, чем со страниц истории), начинаешь понимать о чем все эти стихи, которые мы изучали в школе. Революция, голод, страх, смерти близких, расстрелы, гонения церкви… Все это в стихах, но я никогда не понимала их смысла раньше. И вот сейчас я увидела живых гениев, узнала об их жизни и творчестве на не сложном и интересном языке мемуаров, научилась лучше понимать и ценить саму поэзию. И хотя книга очень трудно мне давалась, я не жалею, что прочитала ее.

написала рецензию15 июля 2015 10:26
Оценка книге:
10/10
На берегах НевыИрина Владимировна Одоевцева

Эта книга восхитила и поразила меня до глубины души. Я очень люблю поэзию, тем более поэзию 20 века, но никогда еще такие известные личности, как Гумилев, Ахматова, Мандельштам и др. не представали настолько живыми. "Одоевцева - ученица Гумилева" позволила читателю "подглядеть" за жизнью известных поэтов, разделить с ними их переживания. Биографические подробности лишены всякой сухости и пустой точности, как в учебниках литературы. Наоборот, образ автора, "маленькой поэтессы с большим бантом", является ненавязчивым звеном, связывающим читателя с кем-то из поэтов.
Николай Гумилев. Признаюсь честно, 11 лет школы вдолбили в меня знания только о том, что Гумилев был женат на Ахматовой, писал стихи, ждал согласия Анны Андреевны два года и читал ей стихи на ненавистном немецком языке. Все. В мемуарах Ирины Одоевцевой предстает совсем другой Гумилев - "живой", чувствующий, ранимый, слегка чудаковатый, как и большинство поэтов того времени. Он присутствует на протяжение практически всего повествования, и мне странно понимать, что вот этот герой, к которому я прониклась такой симпатией, он жил и творил на самом деле. Что это реальный человек, а не плод писательской фантазии! Благодаря ненавязчивому слогу Одоевцевой у меня в памяти прочно отпечатался образ худощавого человека в оленьей дохе, ворошащего поленья в печи игрушечной сабелькой своего сына Левы. С удивлением для себя, я отметила, что мне тяжело и неприятно понимать, что ценой поэтической гениальности стало семейное счастье. В первый раз не сложилось с Анной Ахматовой, которая пожелала развестись, во второй - с Аней Энгельгардт, которая ждала мужа в Бежецке и нянчилась с Левой и Леночкой. "Никогда не выходите замуж за поэта, помните - никогда!" - говорил сам Гумилев.
Осип Мандельштам. К моему стыду, к моменту встречи с Мандельштамом в книге Одоевцевой, я совершенно была с ним незнакома. По-прежнему незнакомая с его стихами, я могу охарактеризовать его как человека. Первое слово, которое приходит на ум - чудак. Да, да, и Гумилев, и Мандельштам, и Иванов, и остальные члены литературного общества Петербурга, несомненно, чудаки. Осип Эмильевич - тонкая, ранимая натура. Процесс написания стихотворений у него - стихия, волна, которая подхватывает и несет, несет, несет... У него никогда не было с собой папирос, хотя он всегда искал их по карманам, часто смеялся невпопад, был очень мнителен и от этого неповторим.
Много еще известных со школьной скамьи личностей упоминаются в "На берегах Невы": Чуковский, Маяковский, Блок, Белый и др. Я благодарна "маленькой поэтессе с большим бантом" за такое тесное знакомство с поэтами Серебряного века.

#Г1_2курс

Замечательная рецензия! Очень рада, что Вы не разочаровались, выбрав именно эту биографию!

Ответить

Евгения (@darkevg96)15 июля 2015 13:12

@nuta2019, спасибо)

Ответить
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.
Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт