Нана

1880
Ругон-Маккары (9 книга из 20)

Описание

Эмиль Золя, выдающийся французский писатель, вошёл в мировую литературу как создатель двадцатитомной эпопеи "Ругон-Маккары", где блистательный анализ современного писателю общества ничуть не затмевает накала страстей.

В романе "Нана", публикация которого расколола Францию на сторонников и яростных противников Золя, дочь спившейся прачки и рабочего становится куртизанкой, покорившей Париж. Образ неотразимо-притягательной куртизанки, к ногам которой склонялись светские львы, бульварные журналисты, банкиры и сентиментальные юнцы, символизирует блеск и разврат Второй империи. Нана, по словам писателя, "подобно древним чудовищам... ступала по трупам и вызывала катастрофы".

7,6 (24 оценки)

Купить книгу Нана, Эмиль Золя


Интересные факты

Жану Ренуару (продюссер, режиссер, сын художника Огюста Ренуара) пришлось продать несколько картин своего отца и на эти средства закончить постановку «Нана»

Цитаты из книги

<p>«По-твоему, женщине нужно уметь играть и петь? Ну и глуп же ты, голубчик...У Нана, черт возьми, есть кое-что другое, что ей заменит все остальное. Уж я-то прощупал ее со всех сторон.»</p>
Э. Золя
Добавила: ambrella
<p>«Фошри, в свою очередь, высказал предположение, что дама в ложе - некая г-жа Робер - порядочная женщина, у которой за раз бывает не больше одного любовника, причем это всегда какой-нибудь весьма почтенный человек.»</p>
Э. Золя
Добавила: ambrella
<p>Люси тотчас же вступилась за Империю. Ее любовником был однажды принц из императорского дома, и она считала себя до некоторой степени обязанной вступиться за фамильную честь.</p>
Добавил(а): renesakkar
<p>...то была депутация смертных, которую вели Ганимед и Ирида; почтенные буржуа — обманутые мужья — явились к владыке богов с жалобой на Венеру: она-де необузданностью своих страстей дурно влияет на их жен.</p>
Добавил(а): renesakkar

С этой книгой читают:

написал рецензию13 марта 2019 18:50
Оценка книге:
7/10
НанаЭмиль Золя

Оставив позади лирическое отступление в виде романа «Страница любви», исследователь человеческих документов и летописец Второй империи вернулся к излюбленному занятию - дразнить ханжески настроенных дураков, попутно экспериментируя с литературным творчеством как таковым:

«Я сознательно работаю для пансионерок, я делаюсь плоским и серым. А потом, в «Нана», опять впаду в свирепость» (Золя).

Пожалуй, именно собирание фактов для этого романа было самым увлекательным, ведь наш неутомимый натуралист не ограничился опросом товарищей, более сведущих в жизни парижского «полусвета» - он сам, аки шпион, коварно проник под видом рабочего в дом модной в то время куртизанки, а в дальнейшем был приглашён туда на ужин: литьё шампанского в пианино, толпы бражников и блудниц - это всё перекочевало на страницы «Нана». Кроме того, Золя изучил устройство театра, побывал на скачках и почитал воспоминания свидетелей эпидемии оспы.

О том, в какой среде прошли юные годы героини, Анны Купо, дочери Жервезы Маккар, можно узнать из романа «Западня»; я напомню лишь один из самых ярких эпизодов: совсем маленькая Анна видит, как однажды её мать сдаётся под напором бывшего сожителя Лантье. Впоследствии интрижка продолжится, а через время уже сама Анна начнёт сбегать из своего дома в поисках приключений и лёгкого заработка.

Отец-алкоголик и мать, происходящая «из семьи пьяниц и развратников», передали дочери не самое радужное генетическое наследство (что, впрочем, справедливо для большинства других представителей рода). Любопытней другое - Лантье, который, казалось бы, не связан кровными узами с героиней, тем не менее, тоже повлиял на её гены. В «Родословном древе» читаем про Анну - «Смешение путём сочетания. Преобладает духовное сходство с отцом. Благодаря наследственному влиянию, физическое сходство с Лантье, первым любовником матери». Оп-па. Здравствуй, телегония, представление о том, что предыдущие партнёры женщины непостижимым образом оказывают влияние на её потомство. Впрочем, не будем слишком строги к «научному» роману, написанному полтора века назад.

После того, как нищая Жервеза сделала Эмиля весьма богатым, он начал обустраивать свой быт и делал это весьма пафосно:

«…колоссальный камин, в котором можно было бы на целом дереве зажарить целого барана. В глубине - нечто вроде алькова размером с одну из наших крохотных парижских спаленок, полностью занятого единственным диваном, на котором с лёгкостью могли бы улечься спать шесть человек… Повсюду виднелись японские и китайские безделушки, медные жардиньерки, статуэтки из слоновой кости, средневековые доспехи, разноцветные витражи» (Труайя).

Вот поэтому поражающие своим размахом и пошлостью интерьеры в романе (особливо - спальня героини) изображены автором не только с чувством, но и со знанием дела.

И вот перед нами уже Нана - сначала хриплоголосая и пышнотелая актриса театра «Варьете», а затем - модная куртизанка, за которой образуется шлейф из поклонников всех возрастов и социальных групп:

«Разорённый ею человек падал из её рук, точно зрелый плод, которому предоставлялось догнивать на земле».

Увлечённые героиней граждане тратят состояния, рушат семьи, оказываются в тюрьме, уезжают за море, жгут себя, самоубиваются ножницами и совершают другие аффективные поступки; автор даёт всему этому ёмкое и беспощадное определение - «целое общество, ринувшееся на самку».

Этим роман «Нана» близок «Его превосходительству Эжену Ругону», ведь здесь та же агония прогнившего общества, та же свора беспринципных и алчных существ в погоне уже не за властью, но за женщиной, которая со своим «птичьим умом» «царит над всеобщей глупостью». Аллегорией животного начала является сцена на ипподроме - вот так, по мысли автора, всё общество Второй империи было увлечено погоней за наслаждением.

Если другие героини Золя - лишь игрушки в руках Судьбы, то Нана не просто приговорена наследственным неврозом и давлением среды к распутству и порочности, она сама ещё и Немезида, орудие Рока, нетривиальный способ мщения высшим слоям общества со стороны униженных и оскорблённых:

«Она отомстила за мир нищих и отверженных, из которого вышла сама. Окружённая ореолом своего женского обаяния, она властно поднималась над распростёртыми перед нею ниц жертвами, подобно солнцу, восходящему над полем битвы, оставаясь в то же время бессознательным красивым животным, не отдающим себе отчёта в содеянном».

Ранее Золя можно было заподозрить в некотором сочувствии своим героям (в основном, героиням), то в данном случае всё однозначно, и поэтому автор не скупится на хлёсткие эпитеты: Нана - «безукоризненная кобыла», «красивое животное», «туча саранчи», «навозная муха», «чудовище, ходящее по трупам»…

Как и в случае со многими другими персонажами эпопеи, образ Нана неизбежно стремится от реализма к символизму: финальные сцены романа живописуют целую империю в преддверии краха. Апокалиптический подтекст финального лейтмотива (крики толпы «На Берлин!») снова возвращает на страницы летописи Историю - совсем скоро битва под Седаном положит конец «эпохе безумия и позора».

Дураки и гуси
_____________

Роман был раскуплен мгновенно, тут же началась допечатка: общий тираж составил 55 000 экземпляров - цифра в то время небывалая. Небывалым по размаху стал и вызванный романом скандал. Некоторых издателей привлекали к суду, библиотекаря в Дрездене, выдавшего «Нана», оштрафовали, цензура клеймила произведение за оскорбление чувств ве… в смысле, за оскорбление общественной нравственности, а в Дании и Англии роман и вовсе был запрещён.

Не остались в стороне и критики, которые снова именовали Золя «порнографом», недвусмысленно указывая на наличие у него некоторых девиаций и в целом на всяческую развращённость, сравнивали с маркизом де Садом, грозили написать коллективную жалобу в соответствующие структуры, ибо «нельзя безнаказанно развращать умы всякой грязью»; к новым эпитетам добавились «сточная канава» и «клоака» (о творческом методе Золя) и «ассенизатор» (о нём самом).

Русская критика всех направлений обошлась со своим бывшим любимцем не менее решительно, обвинив роман в безыдейности и отсутствии положительного идеала; к примеру, Л.И. Мечников (aka Басардин), утверждал, что «Nana самый плохой из романов Золя», Салтыков-Щедрин поименовал это произведение «бестиальной драмой» и «романом, в котором главным лицом является сильно действующий женский торс», а некто Темлинский выпустил брошюру «Золаизм в России», где ругательски ругал французского писателя, называя его «шарлатаном» и «дерзким нахалом, пишущим отвратительные пошлости»…

Впрочем, среди хора проклятий прозвучали голоса немногочисленных поклонников романа: Флобер читал «Нана» всю ночь и совсем «обалдел», о чём и сообщил в письме к Эмилю, другой критик отметил, что Золя - «человек, который ничего не боится и дерзко подносит факел к грудам нечистот… По крайней мере он делает своё дело честно, грубо и никогда не идёт против своей совести. Браво!».

_______

«Нана» - история трущобной Немезиды, «рока с ангельским лицом»; беспощадная и провокационная поэма вожделения, живописующая агонизирующее общество в погоне за пороком.

написала рецензию7 апреля 2015 12:41
Оценка книге:
6/10
НанаЭмиль Золя

Мне для прочтения произведений Золя нужен особый настрой. Тишина, покой и сутки свободного времени. Думаю, еще лет 15-20 и покорю серию Ругон-Маккары.
"Нана" ждала меня пару. Начав читать, мне показалось, что я попала в один из романов Бальзака.
Все плохо, кругом разврат, Париж прогнил и погряз в пороках.
Дальше, собственно события не изменились, изменились герои.
Автор не врет, не пытается приукрасить или облагородить то, что благородства не имеет ни на грош. Все честно. Нана- проститутка и плохая мать, которая играет в добрую и хорошую, когда не слишком занята очередными шашнями.
Ее бьют, она любит еще больше. Ее боготворят- она плюет в лицо. Типичная ущербная личность.Все как
в жизни.
Честно говоря, главная героиня жутко раздражает. Ее путь- это вереница утерянных возможностей.
Позиция такова: "Я плюю на ваши деньги, мне нужна любовь". Все хорошо, только такие как она любить не способны. Даже себя.
В общем, концовка меня вполне порадовала. Читайте и поймете, о чем я говорю)))

Гарри Поттер и Орден Феникса
Июль - Август, 2015
Заметки - это удобный и простой способ хранить нужную информацию
или мысли о книге для личного использования. Ваша заметка будет видна только вам.
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.
Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт