Один в Берлине. Каждый умирает в одиночку

1947

Описание

Берлин, 1940 год. Гестапо обеспокоено появлением в городе таинственных открыток с призывом противостоять злу, которое несут людям война и Гитлер. Власти требуют найти «невидимку». Начинается неравный поединок между автором открыток и могущественным репрессивным аппаратом фашистской Германии.

Роман "Каждый умирает в одиночку" (1947 год) был написан по горячим следам, основан на реальных событиях с привлечением материалов криминальной хроники тех лет и архивов гестапо. Одна из первых книг о немецком Сопротивлении увидела свет после смерти автора. Несмотря на то, что текст подвергся существенной цензурной правке, роман имел оглушительный успех: он был переведен на множество языков, лег в основу четырех экранизаций и большого числа театральных постановок в разных странах.

Более чем полвека спустя роман был издан снова, - очищенный от конъюнктурной правки, - новые английские и французские издания мгновенно стали бестселлерами.

Январь 2017 - новый перевод на русский язык. В исполнении Нины Федоровой роман зазвучал живым разговорным языком.

8,9 (37 оценок)

Купить книгу Один в Берлине. Каждый умирает в одиночку, Ганс (Ханс) Фаллада


Интересные факты

Цитаты из книги

<p>Бессмыслица это все! Они верят в Царствие Небесное и не желают ничего менять на земле. Только сидят тишком да на коленках елозят. На небесах-то все опять будет хорошо. Господь ведь знает, почему такое творится. На Страшном суде и мы обо всем узнаем!</p>
Добавила: GASAI_V
<p>...делай, как мы велим, и порядок. – Просто люди никак не отвыкнут думать. По-прежнему воображают, что чем больше думают, тем дальше продвинутся. – А нужно всего-навсего подчиняться. Думать будет фюрер</p>
Добавила: GASAI_V
<p>А теперь осталась одна. На миг кажется, что одиночество придется ей по душе. Может статься, в одиночестве из нее все-таки что-нибудь да выйдет, теперь, когда у нее наконец найдется время для себя и не понадобится ради других забывать о собственном «я».</p>
Добавила: GASAI_V
<p>Никто и никому не мог доверять, и в этой ужасающей обстановке люди, казалось, впали в бесчувствие, превратились в дополнительные детали станков, которые обслуживали.</p>
Отто Квангель
Добавила: mila_ast
<p>«Мысль свободна», – говорили они, хотя вообще-то им не мешало бы знать, что в этом государстве свободы не было и у мысли.</p>
Добавила: bedda

С этой книгой читают:

Упоминание книги:

написала рецензию3 октября 2021 12:05
Оценка книге:
10/10
Один в Берлине. Каждый умирает в одиночкуГанс (Ханс) Фаллада

Жил да был человек маленький.

Как же печально, когда переводчик не владеет словом, когда формально, он переводит правильно, но по составляющей - неверно. Прекрасная книга, удивительная книга, книга наполненная страхом, болью, ужасом, отчаянием, искоркой жизни превращается у такого переводчика в пустоту с картонными персонажами, за которых не страшно, за кого не переживаешь, ты не чувствуешь атмосферы Берлина времен второй мировой, когда любое слово, любой взгляд - это виселица. Тебе так все равно на происходящее, что ты способен отложить книгу и забыть про нее. Про уникальную книгу просто забыть, потому что переводчик оказался не готов к передаче материала.

Я благодарна Наталье Касаткиной, Ирине Татаринова и Вере Станевич, которые в 1988 году создали еще один перевод книги (первый был в 1971), когда я по первым двум предложениям поняла, что правильно считывала идею книги и поэтому, скрипя всем, чем может скрипеть читатель продолжала вгрызаться в текст и в героев. Всего два их предложения, можно сказать, сдружили меня с книгой, не с переводом от Нины Федоровой, который я все же дочитала, уже понимая, как она не дотягивает до красоты формы и слова, а именно с книгой. Наверное, все же человеку, который не пережил вторую мировую или пережил ее в младенчестве, трудно, даже как оказывается - невозможно, передать человеческую усталость, человеческий страх, человеческое умение поднять голову над страхом. Читаешь о наградах переводчика и недоумеваешь, что же с ним произошло, что он замусорил текст, не усложнил, а именно замусорил, почему выбрал из всего многообразия синонимов в великом русском у слова "угнетало" - "невмоготу"? Как вышло, что при строительстве предложения, женщина не устает, а остается бодрой. Это мелочи, но из них возникает мир. И именно из-за такого он или дышит или остается просто буквами на бумаге.

В переводе 2017 все осталось на бумаге, ничто не задышало, не вышло в мир, не родило человеческой идеи. В книге есть интересное замечание автора:

"– А вы помните, Квангель, – спросил Эшерих, – сколько писем и открыток написали в общей сложности?
– Двести семьдесят шесть открыток, девять писем.
– Стало быть, целых восемнадцать штук нам не сдали.
– Восемнадцать… вот моя работа за два с лишним года, вот вся моя надежда. Восемнадцать штук, оплаченных жизнью. И все-таки целых восемнадцать!
– Только не воображайте, Квангель, – сказал комиссар, – что эти восемнадцать штук передаются из рук в руки. Нет, их нашли люди, у которых у самих рыльце здорово в пушку, потому они и не рискнули сдать открытки. Эти восемнадцать тоже ни малейшего воздействия не оказали, мы ни от кого об их воздействии не слыхали…
– Выходит, я ничего не достиг?
– Выходит, вы ничего не достигли..."

Вот и с переводом 2017 так, он ничего не достигает, только если не попадает в руки тех, кто уже начитан, кто может среди этой замусоренность, невыразительности увидеть саму идею. Но это их заслуга и тех, кого они читали раньше, а совсем не переводчика. В конце книги есть послесловие от Альмута Гизеке (нам не удосужились пояснить кто этот человек), где говорится о стиле книг Фаллада и подмечается, что Берлин в его книгах всегда действующее лицо, всегда что-то очень значимое. И ведь, скорее всего Нина Федорова переводила это послесловие для книги и встает вопрос, как вышло, что в ее переводе Берлин пропадает? Он не действующее и не значимое, он просто название улиц, подворотни и задние выходы. Он не индивидуален, он любой город мира. Это было бы замечательно для любой другой книги, а не для той, где главное - это маленькое сопротивление власти Гитлера, когда он сам кажется так рядом, буквально за углом, это ведь его город. Печально, что есть все для того чтобы передать русскочитающему читателю (простите за тавтологию) такую уникальную по содержанию вещь, так уникально созданную и увы "вы ничего не достигли". Хорошо все же, что есть другой перевод более ранний, сумевший схватить и передать идею и читать надо его, потом просто переместиться в 17 главу нового и вернуться обратно в старый перевод. Потому что уже жалко в новом звучит: "Особо акцентированные слова выделены курсивом." Не интонационно в предложении, чтобы мы не смогли их упустить, а курсивом! Беда.

Но перейду уже от перевода к самой книге. В конце послесловия Альмута Гизеке (кто бы он ни был), хорошо сказано:

"...посыл о том, что даже самый малый акт сопротивления имеет значение."

Тут не поспоришь. И для любого немца, как и для любого человека на Земле, особенно после войны было значимо знать, что были люди в самой Германии и тем более под боком у Гитлера не согласные с его политикой и пытающиеся сделать хоть что-то против него, сами немцы. Сделать, как уж умеют, даже если кажется, что ручками вовнутрь:

"– Секундочку! Разумеется, вы правильно сделаете, если перед уходом выпустите из шкафа человека, который там спрятан. Когда я осматривал вашу спальню, он, по-моему, уже сильно страдал от духоты. К тому же в шкафу, наверно, много нафталина…
Красные пятна сбежали с ее лица. Побелев как мел, она смотрела на него.
Эшерих покачал головой.
– Эх, дети, дети! – сказал он с насмешливой укоризной. – Работать с вами легче легкого! Заговорщики, называется! Боретесь с государством детскими уловками? Ведь только себе и вредите!"

Тогда было, в 1947 было важно знать, что они сражались хотя бы так, хотя бы детскими уловками, а сейчас важно понять, что один ты может и умираешь, но точно сражаться не должен в одиночку, только если вас много, если каждое звено цельное вы можете победить. Ведь если читать книгу и смотреть, как расходятся круги по воде, то единственная светлая нота в книге, дарующая жизнь, возникла не благодаря деятельности одиночек.

Другое время - другие выводы.

Уже нельзя быть просто хорошей и доброй женщиной, уже надо понимать и оценивать свои поступки, потому что, вы только задумайтесь, добрая и хорошая Хета Хеберле, понимая что поступает неверно отправила на квартиру к женщине дающей приют сопротивляющимся режиму, того кому сама не доверяет и что вышло? Ничего хорошего. Маленькая квартирка перестала быть прибежищем и возможно стала даже ловушкой.

Да, книга о маленьких людях. Тем она и хороша. Маленький человек и может мало, он не учитывает большего. Его заботы малы. Он не умеет смотреть широко. Тут каждая история о том, что сопротивляться можно и это правильно и одновременно о том, что надо быть больше, чем просто маленький человек, нельзя победить громадину, если ты мышка с плакатом. Увы, но нельзя. Хоть слон и боится мышек. Даже, если мы возьмем за пример счастливую историю Куно, то там получилось все хорошо лишь потому, что в семье маленьких людей был большой, умеющий учить. Лишь потому, что сам мальчишка решил, что он больше, чем маленький человек и потому что уже одно большое государство потеряв миллионы жизней, снова зажгло солнышко над миром. Мы не будем сейчас говорить о том, что было в этом самом государстве, но оно не уступило, не встало на колени, а большими людьми, которые в своей повседневности были может и маленькими, встало на защиту человечества.

Повторюсь: другое время - другие выводы. И об этом должен был петь новый перевод книги. Он должен был подчеркивать одиночество людей выбирающих быть одинокими, каждый раз подчеркивать мысли и поступки, ведущие к одинокой смерти. Ведь важно не только сопротивляться, но и объединяться и в идеях, а не ради одного человека и с готовностью бросать любое дело, когда человек нужный оказывался рядом. Важно признавать свои ошибки, смотреть правде в глаза.
Фаллада тем и хорош, что смог в своей книге показать неподготовленность людей, все еще неверящих в происходящее, их зацикленность на себе, их неумение сопротивляться грубости, неумение вовремя замолчать, как легко любого запугать, если у него нет ни цели, ни идеала и он не знает что хочет получить в конце, кроме личного уютика. Он как раз и рассказывал о таких людях, которые плыли по течению, которые бы хотели, чтобы был кто-то сверху, который говорил бы как делать, они себе такого и выбрали. Только вот не разглядели, что он с минусом, но ведь и не хотели смотреть на это, лишь бы кто-то уже отвечал за них, как это не прискорбно, но и сейчас такое практикуется. Поэтому нам и напоминают:

"Видите ли, Квангель, разумеется, было бы в сто раз лучше, если б нашелся человек, который говорил бы нам: вы должны поступать так-то и так-то, у нас такой-то и такой-то план. Но будь в Германии такой человек, тридцать третьего года никогда бы не случилось. Вот нам всем и пришлось действовать в одиночку, и переловили нас поодиночке, и умереть каждому тоже придется в одиночку. Но мы ведь все равно не одиноки, Квангель, и умрем все равно не напрасно. В этом мире ничто не происходит напрасно, а поскольку мы боремся за правое дело против грубой силы, то победа в итоге все равно будет за нами."

Разговор большого с маленьким.

Нас предупреждают, что в книге много страшных моментов, но они правдивы и поэтому остались в книге. Опять же эти страшные моменты не для нашего циничного или привыкшего времени, их нужно было усиливать. Не устрашнять додумывая текст, а мыслью или словом, хотелось в переводе видеть безысходность, понимать отчаяние человека на допросе, который раз за разом из-за унижения выдает людей, понимает, что делает, сопротивляется, но продолжает выдавать, потому что он мышка перед тем, кто никуда не спешит, он уже там, где ему хорошо. Читать не про видимость потери самооценки, а кожей ощущать, как она падает, пугаться от смены ролей или реветь голосом от отчаяния, что такое происходит, а все шло мимо, все страшно не было страшным и случалось с картонными людьми, не потому что Фаллада не написал, он написал в 1947, когда хорошо помнился этот страх, переводчик нашему времени это не передал. Беда, когда видишь, как теряется книга, превращаясь в обыденность.

А ведь книга как хороший урок для одиночек. Книга как хороший урок для тех, что думают: "Оно само рассосется". Книга, напоминающая о том, что может ты и маленький человек, но поступки твои должны быть, как из Баллады о маленьком человеке Рождественского:

…А когда он упал —
некрасиво, неправильно,
в атакующем крике вывернув рот,
то на всей земле
не хватило мрамора,
чтобы вырубить парня
в полный рост!

написала рецензию20 марта 2019 17:44
Оценка книге:
9/10
Один в Берлине. Каждый умирает в одиночкуГанс (Ханс) Фаллада

Как бы поступил ты? Спрашивают читателя издатели книги сзади на обложке.

Как? Если вопреки громким лозунгам и посулам властей по итогу все вокруг запуганы. Идёт явная травля и издевательства над людьми определённой национальности. Те, кто не вступил в партию, фактически бесправны, и за любой намёк на проступок их могут поместить в концлагерь. Наживаются и занимают посты в основной массе только ушлые люди, не брезгующие никакими методами, бесстыдные, почти недумающие, те, которые умеют исполнять любые приказы и кивать в знак согласия, когда необходимо. Если идёт война, и ради такого государства погибают сыновья, которые не учились воевать, а получали совсем иную профессию, имели невест и планы на жизнь. Если почти каждый вокруг  мог сдать и предать каждого, и тебе надо было постоянно оглядываться и следить за собой. Если расследования дел и суд показывали не власть закона, а власть фашистского строя и партии. Боюсь, что лично я бы выступить против не смогла.

Супруги Квангель всегда жили тише воды, ниже травы. Были, с одной стороны, внешне такими как все, а с другой - старались меньше общаться с людьми, чтобы чего не случилось. Но когда погибает на войне их сын, к ним постепенно приходит осознание того, что они своим бездействием молча соглашаются с тем, что творится вокруг; и даже членство в партии им претит. Да, они люди маленькие, и всё, что они могли сделать - это писать призывы на открытках, дабы открыть людям глаза на творящийся беспредел. Уже только из-за этого Квангелей можно считать героями.
В книге мы читаем о многих второстепенных персонажах: тех, кто вышел из партии по моральным причинам, кто ничем не гнушался и пытался вылезть или нажиться, кто попался не в то время и кому загубили жизнь за просто так. И о многих многих других. Книгу нужно читать. Советую.
#БК_2019 Книга, автора которой уже нет в живых.
#книжный_марафон
#бумажный_марафон

Анна . (@jasa_anya)21 марта 2019 12:30

@loki, да, в конце. Но все равно верили, что люди стали думать по другому, но сдавали "улику" в полицию

Ответить

@loki21 марта 2019 12:41

@jasa_anya, ну это да, но все равно, когда ты видишь, что твоя работа почти вся оказалась в руках полиции... Меня бы это очень демотивировало

Ответить

@loki, для меня они герои хотя бы за то, что не просто сидели в стороне. И я еще удивляюсь, что то, что герой узнал, что пост всё сдано в полицию, в конец его не добило

Ответить
написала рецензию8 февраля 2019 23:02
Оценка книге:
9/10
Один в Берлине. Каждый умирает в одиночкуГанс (Ханс) Фаллада

Поначалу не могла понять причину таких высоких оценок, постоянно путалась в персонажах, не могла уловить суть, но в итоге довольно быстро втянулась.
События происходят в Берлине в период войны. И особенно необычным для меня стало, что показывают как жил немецкий народ. Отношение к тем, кто не вступал в партию, был пренебрежительный. А если ты пойдешь против своего народа, то к тебе будут относиться с крайним презрением и ненавистью, что и случилось с героями этой книги.
Название очень точно передает всю скорбность того времени. Каждый умирает в одиночку. И после каждой конкретной смерти я опять задумывалась о названии. Тогда было крайне сложно умереть спокойно в кругу любящих людей.
Меня просто поражает жестокость фашистов, особенно как они ловко из ничего делают тебя повинным во всем.
Супруги Квангель может и не добились ничего своим предприятием, но показали насколько они против такой власти. Только жаль из-за них пострадали близкие им люди.
А книга в итоге мне понравилась, как в общем и все книги о войне)

#свояигра (книга о войне за 50)

написала рецензию18 июля 2018 9:04
Оценка книге:
10/10
Один в Берлине. Каждый умирает в одиночкуГанс (Ханс) Фаллада

Еще не прочитав и 1/5 книги, я задалась вопросом "Как эта книга столько времени ускользало от меня? Почему только сейчас я узнала, что есть такой невероятный драматический военный роман?" И эта книга мне понравилась, пришлась по душе, ей был поставлен максимальный бал, и огромное количество эмоций осталось после её прочтения. И можно подумать, что я какой – то фанатик – садист, если люблю такого рода книги. Ведь книги военного жанра всегда пропитаны страхом, ужасом, болью. Но причины любви к такой литературе вовсе не в садизме, а в том, что в героях есть жизнь и свет; в том, что они идут наперекор сложной и страшной системе, оставаясь верными себе и своим принципам. Именно тот стержень, который присутствует в людях, дает веру в то, что человек волен выбирать, как ему жить и как поступать. И именно такими были главные герои романа Анна и Отто Квангель.

Совсем недавно в рецензии на На Западном фронте без перемен я задела тему того, что далеко не все немцы были рады войне и поддерживали лозунги, направеленные на разжигание ненависти и страха. Роман Г. Фаллады именно об этом. О простых людях, которые жили в Берлине во время страшного времени. Анна и Отто, потеряв единственного сына, начинают собственную маленькую войну с огромной политической машиной. И с одной стороны то, что они делали это мелочь – ведь народ был запуган и боялся каждого, даже того, кому всегда доверял. Но с другой стороны, еженедельное создание открытки с новым лозунгом придавало им силы и веры в справедливость. И мне хочется верить, что люди, находящие рукописные призывы к миру, хоть на минуточку задумывались о том, что написанное имеет бОльший смысл чем, кажется на первый взгляд.

Очень важно, что роман не выдумка, а реальная история. Возможно, приукрашенная история, но за основу взят поступок, который два года заставлял полицию сходить с ума в поисках Домового. Хочется отменить, невероятную смелось старой супружеской пары и их любовь, не угасшую до последних минут их жизни.

В книги есть и другие персонажи, но рассказывать о каждом будет долго и мне кажется, что на много лучше познакомится с ними каждому читателю лично. Язык книги не сложен, но интересен. Не смотря на размер книги, чтение проходит невероятными шагами и пробуждаются чувства даже к персонажем скорее отрицательным, чем положительным или к тем, кто появлялся всего на несколько глав.

@loki , спасибо за эту книгу. Это было круто.

#свояигра №4 (Книга о войне за 50)
#книжные_жирушки

@bedda18 июля 2018 11:59

@loki, СПОЙЛЕР!!! Я имею ввиду внутренний монолог комиссара Эшериха, что он- единственный, кого Отто удалось обратить в свою веру

Ответить

Анна . (@jasa_anya)18 июля 2018 12:01

@loki, да, достоинства у него было много. И гордости. Он знал, что на правильной стороне.
А про обращенного - @bedda скорей всего имеют ввиду комиссара, который выслеживал Отто, а когда поймал понял, что Отто борется за правое дело и застрелился

Ответить

@loki18 июля 2018 12:13

@bedda, так. я про него потом и подумала, но решила, что это не то.
Да. тоже хороший момент

Ответить
написала рецензию13 мая 2018 12:04
Оценка книге:
10/10
Один в Берлине. Каждый умирает в одиночкуГанс (Ханс) Фаллада

#Добро1_1курс
#этотденьпобеды

Я не могла пройти мимо этого романа, хоть и пришлось задействовать тег #добро_побеждает_зло. Книги, подобные этой, всегда оставляют сильное впечатление. Потому что главная их тема - нравственный выбор обыкновенного человека в условиях бесчеловечной системы.

В центре повествования - супружеская пара, Отто и Анна Квангели, которые пытаются противостоять нацистскому режиму доступными им средствами. Но что может противопоставить одиночка беспощадной машине? На самом деле, многое. В мире, где все перевёрнуто с ног на голову, извращена мораль и забыта справедливость, просто жить, не участвуя в безумиях, охвативших страну, - уже немало, ведь даже это теперь вне закона. Безумие возведено в норму, и каждый, кто остаётся в стороне от навязываемого новой моралью образа жизни - преступник в глазах власти.
В таких условиях важнее всего сохранить человечность, и поэтому любой поступок, который демонстрирует её - это оружие в борьбе с режимом. То, на что не каждый решится и в хорошие времена, сейчас просто не имеет цены: спрятать гонимого, накормить голодного, принять в семью беспризорного. Чем больше людей преодолеют страх, посмеют оставаться Человеком, тем меньше шансов у системы, ведь весь этот гигантский зловещий механизм держится исключительно на страхе, это - его топливо.

Отто и Анна решают пойти дальше пассивного сопротивления - они начинают распространять открытки с изобличающими режим текстами. Их цель - заставить простого обывателя открыть глаза и задуматься, а тогда, возможно, число тех, кто "посмел", станет больше.
Деятельность Квангелей сопряжена с огромным риском, а эффективность её сомнительна. Но Анна и Отто не могут иначе. Для них это необходимость, это способ оставаться порядочными людьми в собственных глазах.

Самый драматический момент романа - открытие Отто реальных результатов их двухлетних усилий и последовавший за этим внутренний монолог Эшериха. Но даже это - маленькая победа, это подтверждение, что сколь ничтожными не казались посевы, они обязательно дадут всходы.

“Какая разница, борется ли один или десять тысяч; если один чувствует, что должен бороться, он борется, вместе с соратниками или без них. Я не мог не бороться и боролся бы снова и снова.”

Гарри Поттер и Орден Феникса
Июль - Август, 2015
Заметки - это удобный и простой способ хранить нужную информацию
или мысли о книге для личного использования. Ваша заметка будет видна только вам.
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.
Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт