Мы

1920

Описание

«Мы» — самая прославленная антиутопия Замятина. Одна из самых знаменитых антиутопий мира. От «Мы» отталкивался, по его собственным словам, Олдос Хаксли в своем «Дивном новом мире». Без «Мы» не существовало бы поразительного романа «1984» Оруэлла. «Славное будущее» по Замятину… Мир, в котором быть личностью — уже преступление.

8,1 (1 988 оценок)

Купить книгу Мы, Евгений Иванович Замятин


Интересные факты

В Советской России роман не был опубликован: литературные критики восприняли его как злую карикатуру на социалистическое, коммунистическое общество будущего. К тому же роман содержал аллюзии на некоторые события гражданской войны («война города против деревни»).

Роман «Мы», известный читателям Америки и Европы, повлиял на творчество Джорджа Оруэлла (роман «1984», 1949), и Олдоса Хаксли (роман «О дивный новый мир», 1932).

Цитаты из книги

<p>- Ненавижу туман. Я боюсь тумана.<br />- Значит – любишь. Боишься – потому, что это сильнее тебя, ненавидишь – потому что боишься, любишь – потому что не можешь покорить это себе. Ведь можно любить только непокорное.</p>
Добавила: lesia_iskra
<p>Человек - как роман: до самой последней страницы не знаешь, чем кончится. Иначе не стоило бы и читать...</p>
Добавила: lesia_iskra
<p>Дети - единственно смелые философы. И смелые философы - непременно дети.</p>
I-330
Добавил: losyara95
<p>Смех - самое страшное оружие: смехом можно убить все - даже убийство.</p>
Добавила: leifkona
<p>Раньше я этого не знал - теперь знаю, и вы это знаете: смех бывает разного цвета. Это - только далёкое эхо взрыва внутри вас: может быть - это праздничные, красные, синие, золотые ракеты, может быть - взлетели вверх клочья человеческого тела...</p>
Добавила: leifkona

С этой книгой читают:

Упоминание книги:

написала рецензию7 июля 2022 12:51
МыЕвгений Иванович Замятин

Разум должен победить

Я в это верю. Я на это надеюсь. Я этого жду.
Но после подобных книг мои вера, надежда и ожидания разбиваются вдребезги. Вот почему я не люблю утопии и антиутопии. Но при всей моей нелюбови к книгам подобного жанра, я всё же изредка возвращаюсь к ним.

Автор представляет нам некое общество отдаленного (или не очень) будущего. Повествование довольно взбалмошное, хаотичное, поскольку это дневниковые записи инженера, строителя Интеграла Д-503. Главный герой описывает свою жизнь в Едином государстве. Та ещё веселуха я вам скажу. Ни имен, ни фамилий - нумера. Город-государство ограничен Зеленой стеной, за которую невозможно выйти. Жизнь общества основана на математике под надзором Бюро Хранителей и великого Благодетеля. В квартирах стеклянные стены и двери, что скрывать-то, а шторы опускать можно только в сексуальные часы (хоть до этого додумались). Кстати, секс тоже регламентирован, строго по розовым талонам. И ещё - все имеют право на всех. Кошмарище.

По сравнению с Единым государством любая современная диктатура покажется раем. Потому что в настоящее время никто и нигде не способен запретить любить, мечтать, фантазировать, строить планы. А там уже и до этого добрались. Маленькая операция, чик и всё, человек не человек, бездушная машина для выполнения действий. К чему такая жизнь? Да и жизнь ли это? Уж лучше вообще никакой.

Знаете, что самое удивительно в книге? Она написана в двадцатом году двадцатого века, но этого совсем не ощущаешь. Если бы не прочитала биографию автора, ни за что бы не поверила. Книга современна. Вопросы, затронутые в ней, актуальны, причем без привязки к какой-то определенной территории, а вообще для всего мира, в этом и есть универсальность произведения.

#каникулы_2022 (1. Книга из школьного списка литературы на лето за любой класс)

написала рецензию5 марта 2022 12:20
Оценка книге:
7/10
МыЕвгений Иванович Замятин

Как бы мне хотелось сказать - “Вау, это было круто и автор на самом деле увидел/угадал то, что происходит или произойдет в будущем”. Но нет, автор оказался далековат от того, что происходит на самом деле и того, что же будет в будущем. Возможно, Евгению просто хотелось верить в то, что люди отдадутся более рациональной жизни или выберут основной целью то, чтобы жить без лишних эмоций, но с числами и возможностью развиваться, хоть и в ограниченном доступе.
К сожалению, но нет, люди стали более ленивы и им только дай возможность деградировать, то они за него вцепятся, как за последний стоящий смысл жизни.

В книге встают вопросы насчет того, что же лучше выбрать для человека? Следовать за Великим Государством, где ты имеешь расписание на всю жизнь и только 2 часа для себя? Или выйти за стены этой жалкой ( а для кого-то комфортной) жизни и встретится со своими эмоциями\мыслями и переживаниями о будущем людей.

Книга не большая, но сказать, что ее обязательно следует прочитать, я не могу. Как, по мне, ее можно прочитать если вы хотите сравнить прочитанные ранее антиутопии или просто посмотреть от чего растут корни таких популярных антиутопий как “1984” и “О дивный новый мир»

#БК_2022 (2)

Есть более современный взгляд на "будущее" - роман "Рассказ служанки"

Ответить

@bilochka6 марта 2022 10:52

@id63669177, Да, спасибо, читала уже :)

Ответить
написала рецензию22 декабря 2021 22:01
Оценка книге:
7/10
МыЕвгений Иванович Замятин

#БК_2021 1. В названии книги есть местоимение.

Данную книгу я прочитала случайно. Решила поучаствовать в БК и в библиотеке на работе как раз выложили роман Евгения Замятина «Мы», который подходил к одной из тем. Подумав, что это удачное совпадение, я решила его прочесть.
До сих пор не понимаю, удача ли это была. Впечатление у меня очень неоднозначное: с одной стороны ощущение, что читала горячечный бред больного человека и манера изложения, с рубленными фразами и математическими сравнениями, порой раздражала, а с другой тема поднятая в романе серьёзна и актуальна даже сейчас, и есть над чем подумать.
Свобода, безопасность, революция ради свободы - и так все по кругу в нашем мире, ибо каждый понимает счастье и свободу по своему…
В городе будущего существуют безымянные люди, обладающие номером вместо имени. Им сказали что такое счастье, как правильно жить,- и все и рады стараться.
«Никакой этой путаницы о добре и зле: все очень просто, райски, детски просто. Благодетельно, Машина, Куб, Газовый Колокол, Хранители - все это добро, все это - величественно, прекрасно, благородно, возвышенно кристально-чисто. Потому что это охраняет нашу несвободу - то есть наше счастье».
И никто даже не задумывается о царящем кругом жестком тоталитаризме. Лицемерный Благодетель, который не стесняется пользоваться сетью надзирателей (Хранителей) и доносчиков (самих жителей), следящих за тем, чтобы в городе не вспыхнула опасная болезнь «фантазия» с не менее опасным симптомом «душа», допускает выдачу «конфетки» в виде розовых талонов на секс с правом задернуть шторы и двух свободных часов.
Как профилактику для предотвращения «болезни» (для меня в данном романе это равносильно понятию «думающий человек») в городе используют такие средства, как:
- единая газета (однообразная информация);
- досмотр писем;
- гимны и лекции (этакий своеобразный двадцать пятый кадр для промывки мозгов);
- стеклянные дома;
- унифицированная форма поведения;
- дети принадлежат государству, а не «личная собственность» отдельных семей.
Под соусом «Избавить человека от преступлений» (равно лишить его свободы), можно и не обращать внимание на несогласных на перевыборах, которые не поддержали кандидатуру Благодетеля. Он все равно останется (очень мне это напоминает наши реалии…). А несогласных, т.е. больных, можно же вылечить - провести всеобщую оздоровительную операцию по удалению фантазии. (Здесь мне прям сразу вспомнилось ковидное мракобесие: когда удобно резко рост заболеваемости, когда нет - посидите дома, поберегитесь, полечитесь; противоречивая информация, порой сеющая страх, лишающий многих способности думать).
«Но, дорогие, надо же сколько-нибудь думать, это очень помогает». Именно это и заставляет делать данное произведение.
Ещё мимоходом для себя я отметила пару моментов, которые не оставили меня равнодушной: один из них заставил меня улыбнуться - как всегда, во всем виновата женщина (этакая сводящая с ума зачинщица революции), и второй вызвал во мне волну категоричного отрицания: не могу согласиться, что «танец - это несвободное движение». Я думаю, что танец - это выражение себя, выплеск эмоций, порыв индивидуальности, в нем нет места несвободе. Это полёт души и способ показать свои чувства миру, которые не можешь облечь в слова.

написал рецензию8 июля 2021 5:56
Оценка книге:
8/10
МыЕвгений Иванович Замятин

У меня получилась даже не рецензия, а статья на 7300 знаков. Рекомендуемый максимальный объём превышен в 2,5 раза. На то есть причина: я не только изложил моё личное мнение, но и — —

Несколько дней назад я прочитал по диагонали книгу ‘We Modern People: Science Fiction and the Making of Russian Modernity’ («Мы, современные люди: научная фантастика и построение российской современности»), написанную доцентом Корнеллского университета Аниндитой Банерджи. Очень интересный анализ нашей беллетристики рубежа XIX и XX веков. Среди образцов, которые она кладёт на предметный стол своего исследования, один из самых значительных – это роман Евгения Ивановича Замятина «Мы».

Можно, конечно, свысока посматривать на то, как в тексте отражается русская история и становление государства, можно посмеиваться над тем, как исследовательница-иностранка интерпретирует различные особенности Российской империи и нации в совокупности народностей, но лучше этого не делать. Банерджи проделала огромную, скрупулёзную работу по изучению источников, логически обосновала свои выводы. И вообще, очень комплиментарна в отношении объекта своего научного интереса. Перевод всех нижеприведённых цитат из ‘We Modern People’ выполнен мною.

Изученные автором материалы, заставили её ещё в предисловии заявить, что «особая категория литературы под названием nauchnaia fantastika, которую я перевела, как «научная фантазия», стала определяться, создаваться и читаться в России задолго до того, как американский редактор Хьюго Гернсбек представил англоязычному миру термин «научная фантастика» в 1926 году».

«Однако, – продолжает Банерджи, – ещё более примечателен тот факт, что намного ранее момента, когда научная фантастика стала признаваться жанром на Западе и привлекать соответствующее внимание критики, её русский эквивалент, похоже, трансформировался из новинки популярной культуры в существенный элемент интеллектуальных дебатов о том, как лучше всего ужиться с новыми реалиями набирающего ход двадцатого века».

Не являясь частью ни Запада, ни Востока, Россия во всём искала свой путь. Как пишет автор исследования, «научная фантазия… также стала плацдармом уникального русского третьего способа видеть, узнавать мир и обитать в нём». Иллюстрацией этого вывода служит роман «Мы».

Американская учёная с восторгом говорит: «Было потрясающе увидеть, как Замятин, писавший в 1923 году (sic!), предвосхитил взгляды сегодняшних авторов и критиков на значимость научной фантастики в современные нам дни».

По её мнению, «Замятин постиг литературу, как действующий инструмент творческого вмешательства в историю, подтверждающего скоротечность и непостоянство всех основанных на опыте, объективных и «рациональных» концепций понятия времени. Он провозгласил литературу, способную на такое отношение ко времени, некой освободительной силой. Формальные характеристики романа - «неустойчивый, запутанный многоточиями язык» и «резкие, синтетические», поливалентные образы являвшиеся, как утверждал Замятин, продуктом его нового, синтетического взгляда на время, служат примером эстетического бунта».

Этот бунт позволяет, как полагает Банерджи, сам роман «интерпретировать как повествование о разрыве между субъектом-личностью и субъектом-принадлежностью государства. Таким образом, весь объём текста, написанного заболевшим гражданином Д-503, становится в равной степени пространством боя».

И в результате этого боя, анализирует «Мы» американка, «бывший верный слуга рационалистического детерминизма приходит к выводу, что предопределенная «научно расписанная» история – это всего лишь одно из прочтений прожитой эпохи, и далеко не самое желанное».

Исследовательница не обходит вниманием и подчёркнуто важную роль женского в романе: «…Замятин постулировал феминизированное, иррациональное восприятие времени, как самое мощное оружие против принудительного детерминизма, и сделал его символом первоисточника творческого вмешательства в историю».

«Показывая вероятности, а не давая прогнозы, российская фантастика, таким образом, обрела силу достаточную как для демонтажа современности, так и создания её неподражаемого национального варианта», – подводит итог своего исследования Банерджи.

Остался один пустячный вопрос, а что я сам-то думаю о «Мы». Так глубоко я, конечно, анализировать не способен, но кое-что возьму на себя смелость добавить.

Общество, изображённое Замятиным, не полностью оформлено. Оно не достигло финала развития. То есть то, что произошло на страницах романа, это и в самом деле болезни роста. Которые были, кажется, «излечены» в конце. Посмотрите: несмотря на полную упорядоченность жизни, жители Единого Государства мечтают, испытывают сомнения, могут в принципе осмыслить неподчинение распорядку. Да ладно жители, сам Великий Благодетель снисходит до своих винтиков и даже на них так по-человечески обижается. Достигни общество конечной стадии своего развития, разве было бы верховному пастырю дело до отдельной паршивой овцы среди своего стада? Нет, конечно. Или взять секс по расписанию. Шторки эти опущенные при совокуплении... Полагаю, если бы мир «Мы» достиг своего абсолюта, то акт продолжения рода был бы вообще ограничен какими-нибудь фермами с самыми фертильными производителями.

Я это к чему, мы судим — и осуждаем — полуфабрикат, а не конечный продукт. Скорее всего, он тоже был бы довольно страшен, но всё-таки одновременно был бы другим. В каком-то смысле более логично устроенным.

А так, жерновами оказался перемолот простой человек, инженер, умница Д-503. Его использовали, заставляли страдать, бессовестно им манипулировали, врали, и кто? Да уж не Единое Государство и его Благодетель. Такие дела… Возможно, трудно сочувствовать строю, но поддерживать таких революционеров ещё труднее.

Д-503 крайне чувствителен для индивида, прожившего всю жизнь в жёстком распорядке. Возможно, у него благодаря такой структурированной жизни просто не выработался иммунитет к внешним воздействиям, наподобие того, как японцы, долгое время державшие оборону против влияния извне, в итоге впитали массу чуждого своему исходному культурному коду. Д-503 является носителем поэтики и романтики книги. Его переживания, его оборванные многоточиями фразы иногда бывают настолько трогательными, что ему сочувствуешь, как девушке, попавшей в сети циничного обольстителя. Я, как читатель ориентированный, скорее, на эмоцию текста, нежели на фактическое содержание, получил большое удовольствие от языкового исполнения «Мы».

А I-330, персонаж, на мой взгляд, отрицательный, служит хорошим напоминанием, что революционная деятельность была штукой смертельно опасной. Хочешь изменить мир — будь готов умереть за свои идеалы, так было раньше. Так что если не сочувствия, то уважения эта дама заслуживает.

Кстати, несмотря на то, что в РСФСР «Мы» сочли камушком в свой огород, замысел пришёл к Евгению Ивановичу на механизированных верфях Ньюкасла, где писатель курировал постройку ледоколов. Это даже по производственным описаниям заметно, где речь идёт о стапелях, на которых строился «Интеграл». А вообще, как мне кажется, мир романа именно нам среди прочих кажется наиболее пугающим. Есть мнение, что мы этнически не очень-то любим порядок.

Одна из самых известных и значимых в историческом контексте антиутопий — хорошая добыча в списке прочитанных книг для любого. Только не стоит говорить, что «мы к этому идём». Мы идём, к добру ли, к худу ли, совершенно в другую сторону.

написала рецензию20 мая 2021 16:32
Оценка книге:
7/10
МыЕвгений Иванович Замятин

Вот я и закрыла свой общеобразовательный гештальт по классическим антиутопиям. Скажу честно, я не впечатлена. По двум причинам: первое, я шла от более поздних произведений к более ранним, и совершенно закономерно, что идеи Замятина, который одним из первых почувствовал и описал тенденции меняющегося мира, повторяются и развиваются у Хаксли и Оруэлла. А второе – почувствовал то Замятин верно, но ставку сделал не на то, не сбылось.

И именно об этом я хочу рассказать в рецензии – какой мир будущего представлен в романе, ибо герои абсолютно органично слились с идеей (читай – безлики), а сюжет наивен до безобразия и не представляет для меня особенной ценности. Плюсом ко всему, рваное дневниковое повествование, которое мне не очень заходит, но облегчает прозу до минимума, так что тоже не заслуживает особого внимания.

С первых же строк роман меня завлёк идеей одного большого государства. Именно так я рисовала себе картинку лучшего будущего, и мне было крайне любопытно, как она будет представлена в антиутопии. Хочется же заранее знать все огрехи идеи, которая тебе близка. Но, по сути, это не играет большой роли и отходит на второй план, концентрируя повествование, во-первых, на тоталитарном обществе, а, во-вторых, на наличии стены, за которой живут «дикие» люди.

Внутри же полностью подконтрольный, управляемый, комфортный мир. С нашей точки зрения у них лишь одна проблема – отсутствие свободной воли. Нет больше индивидуальности, есть коллективное рацио – Мы. «Я» – от дьявола, «мы» – от Бога.»
В этом мире победила наука, люди овладели технологией, но утратили иронию, милосердие, человечность. Душа – это болезнь, что-то такое, что следует ампутировать.

И этот мир постоянно совершенствуется, сейчас у людей есть целых два часа в сутки свободного времени, но всё идёт к тому, что каждый будет абсолютно и тотально управляем. Интересной метафорой к этому является строительство космического корабля, который они называют интегралом. Это поиск того самого решения, которое окончательно объединит и уровняет социо.

В деталях Замятин очень точный предсказатель – мир из стекла, запреты курения, жизнь внутри цифр. И во всех скоротечных изменениях начала XX века он почувствовал главное –тенденцию к исчезновению личности. Но он сделал ставку на царство ума, рациональности, а в итоге победила дикость.

Всегда Ваш,
Алён
#полуночный_экспресс

P.S. Сначала я решила прочитать Приглашение на казнь, но она мне всё не поддавалась. Читаю сейчас википедию и вижу – «Набоков читал Мы, когда писал Приглашение на казнь». Забавно получилось.

@alyonaivanishko, при любом :D Я просто смотрю, и понимаю, что не моё совсем. А у поминание Набокова делает это понимание ещё отчётливей, и не важно - имеют отношения книги друг к другу или нет))

Ответить

@alyonaivanishko, думаю да, порядок решает)

Ответить

@chupacabra23 мая 2021 22:50

а я вот никак свой не закрою((( у меня как раз Мы висит и еще парочку. банально не могу себя заставить себя до них дойти(

Ответить
Гарри Поттер и Орден Феникса
Июль - Август, 2015
Заметки - это удобный и простой способ хранить нужную информацию
или мысли о книге для личного использования. Ваша заметка будет видна только вам.
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.
Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт