Бесы

1872

Описание

Бесы – поистине уникальный роман Достоевского. Поднята очень актуальная на то время тема - терроризма и радикального движения среди представителей русской интеллигенции. Действие "Бесы" разворачивается, в основном в двух поместьях – поместье Степана Верховенского и Варвары Ставрогиной. Сын Степана, Пётр, является идейным вдохновителем одной из революционных ячеек, и хочет вовлечь в свои дела сына Ставрогиной, Николая. Верховенский виртуозно и умело подбирает именно ту молодежь, которая «сочувствует» революции, и замышляет убийство Ивана Шатова, которому больше не хочется заниматься такой деятельностью.

Приглашаем посетителей сайта поделиться, как именно раскрыта тема терроризма в произведении Федора Достоевского Бесы.

8,6 (414 оценок)

Купить книгу Бесы, Федор Достоевский


Интересные факты

Достоевский, в прошлом состоявший в революционной организации беспредельщиков Петрашевского, в романе «Бесы» описывает членов этой организации. Подразумевая под бесами революционеров, Фёдор Михайлович прямо пишет о своих бывших подельниках – это было «…противоестественное и противогосударственное общество человек в тринадцать», говорит о них, как о «…скотском сладострастном обществе » и что это «…не социалисты, а мошенники…». За правдивую прямоту о революционерах В.И.Ленин обзывал Ф.М.Достоевского «архискверный Достоевский».

Произведение входит в состав Всемирной библиотеки состоящей из 100 лучших книг всех времён и народов. В составлении списка приняли участие сто писателей из пятидесяти четырех стран мира. Список составлен в 2002 году Норвежским Книжным Клубом совместно с Норвежским институтом им. Нобеля.

В романе Ф. Достоевского «Бесы» цинично-надменный образ Ставрогина вам станет более понятен, если знать один нюанс. В рукописном оригинале романа есть признание Ставрогина об изнасиловании девятилетней девочки, которая после этого повесилась. Из печатного издания этот факт изъят.

Цитаты из книги

<p>Брак - это нравственная смерть всякой гордой души, всякой независимости.</p>
Добавила: AxMarinka
<p>Вообще в каждом несчастии ближнего есть всегда нечто веселящее посторонний взгляд.</p>
Добавила: AxMarinka
<p>Всяк про себя и ожидал скандала; а если уж так его ожидали, то как он мог не осуществиться?</p>
Добавила: sasha.goretskaya
<p>Но ведь возвышенность организации даже иногда способствует наклонности к циническим мыслям, уже только по одной многосторонности развития.</p>
Добавила: sasha.goretskaya
<p>Русский атеизм никогда дальше каламбура не заходил.</p>
Шатов
Добавила: daryaa.zi

С этой книгой читают:

Упоминание книги:

написала рецензию3 июля 2019 17:56
Оценка книге:
9/10
БесыФедор Достоевский

#сапер

Очередная книга мэтра, в которой явно прослеживается ритмичный рисунок: паровозик медленно и неохотно ползет по скучной местности две трети отведенного ему на то времени. Будто бы в горку. Но чу – начался спуск – и колеса замелькали, замелькали все быстрее, и уже не различить ничего, и дышла размазались в неясные полосы, и только чуется неотвратимость последствий. И вдруг – бах – кирпичная стена! Все закончилось, паровозик разлетелся вдребезги, говорить более не о чем.

«Бесы» - очень занимательная книга по многим направлениям. Правда, сначала надо преодолеть ту самую «горку» в которую долго ползет наш паровозик. Она нужна, несомненно нужна. Ведь если в горку не влезть, неоткуда будет лететь, сломя голову. Если бросить в окошко все эти метафоры, неспешная и, может, нудноватая, первая половина книги (точнее, первые две трети) необходима, чтобы пояснить и обосновать последующую катастрофу. В противном случае ничего не будет понятно прямо совсем, какой-то беспричинный и потому недостоверный будет «бах». С тем же успехом можно просто почитать обстоятельства дела студента Нечаева.

Вот, кстати, одно из направлений, представляющих интерес. Историчность. Зачатки смутных времен, семена революции, терроризм, нигилизм, коммунизм и другие «-измы». Откуда все это вдруг «взошло», почему так получилось, кто эти люди, чьими руками делались такие дела, и кому все это оказалось вдруг нужным. Тут Достоевскому вполне можно верить. Во-первых, в основу книги попросту легло вполне реальное дело самого настоящего студента Нечаева. А во-вторых, Достоевский и сам несколько «бесенок». Запретный студенческий кружок, борьба за свободу книгопечатания и (внезапно) государственный переворот, инсценировка казни и ссылка – это все было в его жизни. Мало кому удастся остаться тем же человеком с теми же взглядами, после того как его голову поместили в петлю, и уже вместо последнего толчка с эшафота объявили вдруг о замене казни ссылкой. Один из товарищей Достоевского умом тронулся, например. А Достоевский… отправился в ссылку, и – связано оно с тем или нет, но все его знаковые книги были написаны после таких мощных экзистенциональных переживаний. Ну, для примера, на мой взгляд, слабые и пустые «Бедные люди» были написаны до. То, о чем пишет тут Достоевский – он это видел своими глазами, читал в современных ему газетах, и вообще лично и глубоко переживал. Ему не нужно было придумывать, что же там, в бездне душ таких людей, он смотрел во тьму собственной бездны.

Еще одно очень занимательное направление – фирменный психологизм. Может, и есть в книге какой персонаж, чей характер (или диагноз?) не был проработан досконально, но я такового попросту не заметила. Так, на кого ни посмотри, очень цельные портреты, сообразные действиям, словам и решениям. Это интересно, хотя иногда непросто через это продраться. Психотерапевты (те, что не аферисты) не работают по телефону или переписке, потому что им важно не только знать сказанные слова, им надо видеть мимику, жесты и позу. Именно потому Достоевскому, описывая произнесение пусть одной какой-то фразы, приходилось изводить листы на описание всего, что прояснило бы все важное, что ей сопутствует: кто, как, когда, с каким лицом, в ответ на что, в какой позе и часто – с какими мыслями. Текста, конечно, много. Но интересно. Тут минимум двое – ну точно с диагнозами. Петр Степанович и Николай Всеволодович. Этот первый гражданин, оркестратор всего балагана, просто десятку вышибает в прикладных опросниках для выявления социально-адаптированного психопата. Да и второй – тоже, хотя с любопытными флуктуациями. Все, в общем, закономерно. Дирижируют парадом не без выгоды для себя всегда вот такие ущербные товарищи, не отягощенные «высшими эмоциями и чувствами». А к ним само собой притягивается всякая шваль. Петр Степанович признал в Николае Ставрогине «своего», и хотел известными приемами попользовать манкий фасад, но вот незадача. Его приемчики работают на людей, а «бесы», не оснащенные человечьими чувствами, не ведутся. Шваль, просто слабые и подверженные влиянию люди не без червоточинки в душе (а у кого ее нет совсем, кто святее папы римского?) и чистые жертвы – все показаны подробно и характерно.

Следующее достойное внимание направление – Николай Ставрогин. Он, в общем-то, отдельно от нечаевской линии, и малую роль сыграл во всем этом безобразии, но однако же, сколько ему внимания! И при всей мерзотности и явном нездоровье этого типа, Достоевский не пускает читателя в безусловную к Николаю Всеволодовичу ненависть и презрение. Все объяснить что-то пытается, оправдать обличая. Даже и после крушения паровозика остановиться не может, и все продолжает вывешивать тряпки из ставрогинской души, призывая присмотреться. И даже и тщательно намыленного шелкового снурка мало, чтобы остановить раскопки в поисках чего-то, что даст этому определенно выродку Христово прощение. Такая упорность невольно наводит на мысль об отождествлении автором с этим героем самого себя.

Идем дальше. А дальше видим, что помимо психологизма личностного тут море психологизма и стадного. То тут, то там поблескивают перлы, и блеском своим – прямо в глаз. Прекрасно в своем пренебрежении рассуждение о том, чего надобно от толпы, чтобы она была послушна («Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов. ... Высшие способности не могут не быть деспотами и всегда развращали более, чем приносили пользы, из изгоняют или казнят»). И прямо тьфу, как злободневно. Или подмеченная падкость толпы на любой паноптикум «Наконец, в костюме же пропляшет и какая-то "честная русская мысль", что уже само собою представляло совершенную новость. Как же было не подписаться? Все подписались». В общем, там много. Метко, смешно и как-то страшновато.

Кстати, о смехе. Вот там вдоволь комичного, Достоевский явно стебется, надо только присмотреться. Вот, к примеру, дивный диалог:
«Кто победит боль и страх, тот сам станет бог. Тогда новая жизнь, тогда новый человек, всё новое… Тогда историю будут делить на две части: от гориллы до уничтожения Бога, и от уничтожения Бога до…
— До гориллы?»
Это такая фишечка Достовского. Все, кто его не любят, почему-то не видят иронии, и говорят все больше про грязь и мрачняк. Ну, не без того, конечно, но то не мы такие, а жизнь такая.

И кстати, о фишечках. Я все ждала – а будет ли, будет ли фирменная ода атеизму, и вот она! В самом конце. «Совершенный атеист стоит на предпоследней верхней ступени до совершеннейшей веры». Это прямо навязчивая идея, пунктик Достоевского, а к тому же фраза-маркер и фраза-проба. Проба, потому что любопытно понаблюдать в себе, как именно отзовется такое заявление. Могу сказать, реакция с течением жизни меняется, и это тоже любопытно. А фраза-маркер потому, что тот, кому адресована эта фраза, явно особо отмечен автором. И ожидаемо, что тут реципиентом этого заявления был Николай Ставрогин.

написала рецензию11 июня 2019 19:09
Оценка книге:
9/10
БесыФедор Достоевский

 #книжный_марафон
 #загадочная_пирамида
 #лялятим (книга с огнём на обложке)

И вот наконец они, «Бесы»! Последняя непрочитанная книга Достоевская, много раз начатая и столько же раз брошенная. Всё-таки я её одолела. Это было непростое чтение, особенно учитывая то, что остальные его произведения дались мне достаточно просто.

Роман был задуман Достоевским после того, как писатель услышал о деле Нечаева. В 1869 году членами революционного кружка под руководством Нечаева было совершено убийство студента Иванова. Не стоит углубляться в это старое дело, тем более что сам Достоевский знал о случившемся лишь из газет и из разговоров с братом жены, лично знавшим фигурантов дела. «Бесы» не ограничиваются убийством, да и обстоятельства не документальны.

В те годы в обществе появляется новый класс, интеллигенция. А уже в её среде развился тот самый либерализм, состоящий из всевозможных течений. Несмотря на все различия, последователи каждого из них были уверены, что общественное и государственное устройство требует преобразований, пусть даже насильственным путём. В самом начале романы мы видим всю эту либеральную братию, по сути безобидную. Они собираются, чтобы проговорить по десятому кругу одни и те же прописные истины, поругать Россию и похвалить Европу да хлебнуть дармового шампанского. Актуально, не правда ли?

Первая часть, измучившая меня больше всего — биография Степана Петровича Верховенского, человека в общем-то безобидного, слабого характера. Человек вне сомнения образованный, он тем не менее больше говорит, чем делает. Говорит, что находится под полицейским надзором, что сочинения его запрещены, подтверждения его словам, впрочем, не находится. Живёт у Варвары Петровны Ставрогиной сначал в качестве учителя, потом приживальщика. Типичный западник, он уверен, что прекрасно знает русский народ и что народ бедствует лишь из-за своей врождённой лени в отличии от, скажем, того же немецкого крестьянина с его упорством. Сам по себе он безобиден, но его мысли будят других, более активных и жаждущих действий.

И так текла лениво и спокойно жизнь провинциального городка, внутри которого дремало желание передела общества, ровно до тех пор, пока не появились в городке весьма примечательные личности, которые были готовы не просто рассуждать о судьбах России, а ещё и действовать.

Пётр Верховенский — формальный лидер революционной ячейки — начинает расшатывать общество, натравливать одну часть общества на другую. И ему это удаётся. Но за спиной Верховенского стоит другой — Николай Ставрогин. Бывший офицер, впадающий иногда в ребячество, совершающий нелогичные глупые поступки — укусить за ухо городского главу, поцеловать в губы на виду у всех замужнюю женщину и т. п. Он непостоянен, лжив, не имеет моральных устоев.

«Бесы» задумывались Достоевским как памфелет против нигилистов, а выросли в итоге в мрачную картину грядущего апокалипсиса. Проблема не в том, что люди в принципе хотят изменить общество, а в том, как и ради чего это делается. Можно искренне бороться за правду, но что это за правда? В конечном счёте больное общество не лечится сменой режима. Ему необходимы нравственные устои, духовные скрепы, а если этого нет, то нет и границ дозволеного, а значит дозволено всё. Можно сколько угодно менять правителей и форму правления, развивать прогресс и внедрять всеобщее образование, без нравственных ориентиров ничего не выйдет. Молодые люди продолжат нестись по улице в экипаже (машине) и сбивать людей, насиловать маленьких девочек и брать взятки. Всё из-за размытой границы между добром и злом.

Очень жаль, что сюжетная линия противостояния грешника и праведника не была развита в романе из-за требований цензуры и изъятая глава «У Тихона» напечатана много позже и лишь в приложении. Именно она показалась наиболее сильной в романе.

Для меня «Бесы» стали романом не героев, а романом идей. Ни один из персонажей не стал для меня ярким образом, как было например в «Братьях Карамазовых», где каждый самобытен и интересен. Над идеями хотелось рассуждать, а думать о их носителях — нет.

Прошу прощения за длинную и сумбурную рецензию. О Достоевском трудно писать мало да и понять его можно со второго прочтения. Так что буду перечитывать.

Анна . (@jasa_anya)13 июня 2019 12:56

@lanalana, почувствовала себя неучем, так как про третью даже не слышала... :(
ты так меня ненароком будешь мотивировать на чтение Фёдора Михайловича)

Ответить

Лана (@lanalana)13 июня 2019 15:08

@jasa_anya, "Маленький герой" - это небольшая повесть, даже рассказ. Но мне очень на душу лёг.

Ответить

Лана (@lanalana)13 июня 2019 15:12

@Tatihimikosan, конечно, Дневник читала. Попробую объяснить, почему я написала, что это роман идей. Просто в других мне интересны герои как люди. За ними интересно наблюдать как за людьми, а в "Бесах" герои для меня обобщённые типы, мне интересны их идеи, но их личная жизнь и они сами оставляют равнодушной.

Ответить
написал(а) рецензию2 ноября 2018 16:27
Оценка книге:
7/10
БесыФедор Достоевский

Внимание: данная рецензия содержит спойлеры. Показать?

написала рецензию9 мая 2018 19:45
Оценка книге:
4/10
БесыФедор Достоевский

Достоевскому было 27 лет, когда в конце 1849 года он был арестован вместе с другими членами кружка Петрашевского. Впереди было четыре года ссылки, но перед этим осужденным еще пришлось пережить одну из самых известных инсценировок приготовлений к казни, когда смертельный приговор был отменен в последнюю минуту. Трудно представить, каким испытанием это стало для молодого писателя, особенно если вспомнить, что один из петрашевцев в результате сошел с ума (сам Достоевский вложил впечатления от произошедшего в уста князя Мышкина, главного героя романа "Идиот"). Эти события неизбежно оказали влияние на мировоззрение Достоевского, заставили его не только отвернуться от социалистических идей, но и обратиться к христианскому учению.
Спустя двадцать лет, в 1869 году прогремело громкое судебное дело об убийстве студента Иванова членами революционного кружка "Народная расправа" под руководством С.Г. Нечаева, которое было затеяно с тем, чтобы сплотить группу с помощью убийства.
Роман "Бесы" вышел в 1871-1872 годах и изначально планировался как небольшое произведение, но в процессе создания замысел, как видно, углубился, а событие, послужившее толчком к написанию отодвинулось на второй план. Это, на мой скромный взгляд, минимум из того, что необходимо знать, чтобы воспринимать и понимать роман было легче, но этого отнюдь не достаточно. Есть, в книге, к примеру, некий "великий писатель" Кармазинов, настолько карикатурный, что трудно не заметить, что в нем изображен реальный человек, но чтобы иметь представление о том, что это за персонаж и почему изображен именно таким, полезно ознакомится с историей взаимоотношений И.С. Тургенева и Достоевского.

Как бы лучше охарактеризовать ощущения после прочтения романа. Разочарование? Не совсем. Раздражение? Немного. Страдание! Вот оно. "Бесы" – книга, которая заставляет читателя, в моём лице по крайней мере, страдать, причем сразу на нескольких уровнях.
Во-первых, действительность в ней, как и, похоже, во всем творчестве Достоевского, изображается исключительно в серо-черных тонах. Бедный Степан Трофимович воспринимается как некий островок спокойствия, на котором утомленный читатель может слегка перевести дух, несмотря на то, что сам автор (если быть совсем точной, рассказчик, а не сам Достоевский) открыто презирает его. И нет, эпизод с рождением ребенка не считается, потому что вставлен исключительно ради того, чтобы потом можно было побольше драмы нагнать. До самой концовки, в которой градус всеобщей "несчастности" доводится до предела и всем персонажем, которым не повезло оказаться в фокусе внимания Достоевского, достается от души.
Во-вторых, чтение "Бесов" само по себе литературный мазохизм. Текст не предназначен для того, чтобы им наслаждались, сквозь громоздкие, вязкие конструкции приходиться продираться. Монологи некоторых персонажей порой настолько путанные и лихорадочно-обрывочные, что я выпадала из них прямо во время чтения, приходя в себя под конец речи персонажа и понимая, что текст совершенно не воспринимается.
В-третьих, специфичность персонажей. Набоков в своих "Лекциях о русской литературе" приводит весьма занимательную классификацию героев Достоевского, пытаясь разделить их по психическим заболеваниям, от которых те страдают. Не хочу заходить настолько далеко, однако сложно не заметить, что поведение и речь персонажей далеки от естественности.

Не понимаю также, почему такой огромный акцент сделан на Степане Трофимовиче и почему так поверхностно раскрыты главные герои, те самые бесы – и я говорю именно о персонажах как о личностях, потому что на их идеях Достоевский напротив останавливается с дотошным вниманием. До мельчайших подробностей раскрывается биография Верховенского-старшего, а этапы формирования персонажей, о которых больше всего и хотелось бы узнать, подаются как можно более размыто, по кусочкам. Это можно сказать и о сюжете. На первом плане долгое время находится губернская жизнь, с её доходящими до нелепости героями, отчего роман порой напоминает водевильную комедию, а "бесовская" – происходит где-то на фоне, на втором плане, и только после кульминации события начинают разворачиваться во все более трагическом ключе. Может это и отвечает задумке автора, однако у меня складывается впечатление, что я читаю два разных романа.

Центральная идея романа, характеры персонажей, затронутые темы тем не менее требуют более глубокого, тщательного разбора, нежели тот, который я могу себе здесь позволить. Со своей стороны могу заметить, что мне уловить настроение, суть книги в большей степени помогли именно личные письма Достоевского, вероятно, во многом потому что они раскрывают убеждения и взгляды писателя; только после них мне стала ясна очевидность многих деталей, в которых я почему-то пыталась увидеть какую-то иносказательность и метафору. И это при том что в названии и эпиграфе к роману Достоевский чуть ли не прямым текстом раскрывает замысел романа: о том, что "все эти гнусные новые идеи нечто заразное, вредное, бесовское – всё это временное, нечто, должное вымереть со временем само собой, а стремиться нужно к почвенничеству, народности и православию" и всё в таком духе. Или словами самого Достоевского:

"Точь-в-точь случилось так и у нас. Бесы вышли из русского человека и вошли в стадо свиней, то есть в Нечаевых, в Серно-Соловьевичей и проч. Те потонули или потонут наверно, а исцелившийся человек, из которого вышли бесы, сидит у ног Иисусовых. Так и должно было быть. Россия выблевала вон эту пакость, которою ее окормили, и, уж конечно, в этих выблеванных мерзавцах не осталось ничего русского. И заметьте себе, дорогой друг: кто теряет свой народ и народность, тот теряет и веру отеческую и Бога. Ну, если хотите знать, — вот эта-то и есть тема моего романа"(из письма A. H. Майкову, 1870 г.).
Именно поэтому мне кажется, что роману очень не хватает вырезанной главы "у Тихона", в которой Достоевский сводит героя, которого считал центральным, с "величавой, положительной, святой фигурой" (по его собственным словам) в лице архиерея, прототипом которого был реальным человек, пользовавшийся большим уважением Фёдора Михайловича – Тихон Задонский. И даже если опустить то, что в этой главе, по сути, сталкивают персонажи, воплощающие идеи, противопоставление которые происходит в романе, глава просто-напросто помогает читателю лучше понять Ставрогина и лишает его мистического флера недосказанности.
Но пару слов о персонажах заметить всё же хочу. Чисто субъективно, главным героем Ставрогина не вижу. В моих глазах он упорно рисуется мающимся от безделья барчонком, не знающим куда направить свою энергию, поэтому ввязывающимся в авантюры, испытывающий грани дозволенного, от скуки играющего людьми. Понятия "духовного растления", к которому якобы причастен Николай Всеволодович остается для меня чем-то туманным, в отличии от вполне себе самого что ни на есть натурального совращения несовершеннолетнего ребенка (если принять во внимания главу "У Тихона" и поверить в то, что Николай не врал в своей исповеди).

В заключении только хочу добавить, что было бы крайне глупо с моей стороны отрицать талант Достоевского, сложность его персонажей, значимость романа в целом, да мне этого и не хочется. Но я не могу наслаждаться им с литературной точки зрения, сюжет и его подача вызывают у меня неприятие, а поднятые темы слишком сильно связаны с временными рамками, в которых роман был написан, и личностью писателя, поэтому книгу сложно воспринимать без глубокого погружения в исторический контекст. Я верю, что если однажды вернусь к этому роману спустя некоторое время, то благодаря расширившемуся (смею надеяться) багажу знаний, смогу прочитать его по-новому и вычерпну для себя еще больше интересных деталей.
Вот только опыт первого прочтения внушает мне такое стойкое отвращение, что боюсь что мне еще долго не захочется возвращаться к Ф.М. Достоевскому в целом, не говоря уже о его "Бесах".

@tatihimikosan9 мая 2018 23:48

Биография Верховенского-старшего показана так подробно потому, что Достоевский хотел показать, что именно из-за таких вроде бы безобидных либералов-мечтателей и произошло заражение общества революционными идеями, и к конечном итоге и революция 17 года, которую Достоевский так гениально предсказал в этой книге. Более подробно на эту тему можно посмотреть документальный цикл "Приключения либерализма в России", я там не со всем согласна, но очень информативно. И про то, что читать Достоевского мука - это спорный вопрос. Может я мазохист, но это один из моих любимейших писателей. Они пишет не для развлечения, это правда, он пишет, чтобы донести свои мысли и заставить читателя думать, а это редко бывает легко.

Ответить

Гузель (@iricia)10 мая 2018 3:03

@TatianaChernysheva, эх, я просто обожаю эти формулировки из школьных сочинений в духе "что хотел сказать автор". Да, встречала я такое объяснение, примерно в таких же выражениях. Как бы это сказать... меня ведь не столько акцент на Степане Трофимовиче сам по себе интересует, сколько то, что он несравнимо больше, чем на героях, которым, по идее и посвящен роман. Хотя бы исходя из названия.
Я в начале рецензии приводила информацию о биографии Федора Михайловича не ради занимательных фактов самих по себе. Интересно, как писатель, в молодости входивший в кружок петрашевцев, обвиненный за чтение письма Белинского Гоголю, после сурового наказания радикально изменил свои взгляды. (Примечателен тон, в котором Достоевский отзывается о Белинском уже в последствии, взять хотя бы ту же личную переписку на момент написания "Бесов"). Я только предполагаю, что такой акцент сделан по той причине, что Верховенского-старшего и Кармазинова (злую карикатуру на Тургенева) Достоевский понимал лучше, а вот "бесов" искренне презирал и понимать не особо стремился, и, вероятно, его прошлое тоже сыграло тут свою роль.

"И про то, что читать Достоевского мука - это спорный вопрос. Может я мазохист, но это один из моих любимейших писателей. Они пишет не для развлечения, это правда, он пишет, чтобы донести свои мысли и заставить читателя думать, а это редко бывает легко".
Ну так в рецензии я и не претендую на объективность, речь идет о моих вкусах и впечатлениях. Критерии-то у всех разные, и то, что вам нравится Достоевский не делает вас мазохистом (ну по моему мнению, вам виднее).
Но я не понимаю, к чему здесь противопоставление с развлекательной литературой и противопоставление формы и содержания? Заставить читателя думать – задача в первую очередь писателя. И чем легче, приятнее для восприятия будет форма, тем больше вероятность, что он успешнее с ней справится как по мне.

P.s. Постараюсь иметь в виду цикл, когда буду искать, что посмотреть на досуге, спасибо.

Ответить

@tatihimikosan10 мая 2018 11:24

@iricia, формулировки из школьных сочинений действительно моя слабость, я ж бывшая отличница, прям какой-то синдром видимо:) Я вам только написала, как я поняла этот упор (но многие именно так это понимают, я читала много критических статей по Бесам. Ну и вы, конечно, правы в том, что новое поколение революционеров Достоевский знал и понимал намного хуже, чем своих современников и ровесников, пусть даже и не соглашался с ними. То, что он так кардинально поменял свои взгляды, для меня совсем не удивительно. Кто же по молодости не хочет побыть бунтарем и спасти мир, понятно что в зрелом возрасте у человека более осмысленные взгляды на жизнь появляются, а уж после таких потрясений, которые пережил Достоевский и подавно. Я не помню кто сказал такую мысль, что если человек ни разу в жизни не менял своих взглядов, то он просто костный человек, не способный размышлять и принимать часто совершенно противоположную точку зрения.

Ответить
написал рецензию16 февраля 2018 23:03
Оценка книге:
8/10
БесыФедор Достоевский

Когда я читал эту книгу, то почувствовал одну особенность. Сам процесс чтения Достоевского – это особенная атмосфера. Она чарующая, заразительная. Все время хочется вернуться и прочитать заново. Даже запах у Достоевщины особенный, проникновенный. Как будто слушаешь музыку, и остается приятное послевкусие - к нему хочется возвращаться.

Ставрогин поначалу заворожил. Это был поистине дьявол со своими грехами, причудами, но которому почему-то симпатизируешь. Но потом все перевернулось и осталась только жалость.

Конец заставил вздрогнуть. Хотя это не удивительно. Ведь у ФМ сюжеты острее самурайского ножа.

Бесы оказались из всего ВЕЛИКОГО ПЯТИКНИЖИЯ самой интересной, насыщенной и наиболее вовлеченной в чтение-процесс книгой, ИМХО. Ведь настолько его книги объемные, и, кажется, что каждое слово, каждая глава, каждый персонаж для чего-то нужен. Но Достоевский не стилист. И как сказал кто-то из филологов, Тургенев бы застрелился, если бы писал в таких же условиях, как ФМ. У него катастрофически не хватало времени, денег и поэтому перекраивать материал было просто невозможно. А Тургенев – стилист. Каждое слово стоит именно там, где должно стоять.

Вопрос о том, что ФМ предсказал революцию, бездуховность, наверно, заезженный. Другой вопрос, насколько это актуально прямо сейчас?

А персонажи, как всегда, колоритны, особенны, прямо для книги Леонгарда.

Обложка Бесы

Экранизации

(реж. Роман Шаляпин), 2014г.
(реж. Владимир Хотиненко), 2014г.
(реж. Дмитрий Таланкин, Игорь Таланкин), 1992г.
(реж. Анджей Вайда), 1987г.
(реж. Валерий Ахадов, Геннадий Карюк), 2007г.
Лучшие книги - Топ 100
Гарри Поттер и Орден Феникса
Июль - Август, 2015
Заметки - это удобный и простой способ хранить нужную информацию
или мысли о книге для личного использования. Ваша заметка будет видна только вам.
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.
Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт