Вчерашний мир

1943

Описание

В воспоминаниях выдающегося австрийского писателя Стефана Цвейга (1881-1942) представлена широкая панорама политической и культурной жизни Европы первой половины XX века.

9,5 (2 оценки)

Купить книгу Вчерашний мир, Стефан Цвейг


Интересные факты

Цитаты из книги

<p>Раньше человек имел только тело и душу. Теперь он ещё нуждается в паспорте, иначе к нему не будут относиться как к человеку.</p>
Добавила: hloja_myrakami
<p>Порой кажется, что природа зло мстит человеку тем, что все достижения техники, благодаря которым он подчинил себе её сокровеннейшие силы, лишают покоя его душу.</p>
Добавила: hloja_myrakami
<p>Нас, русских, неверно понимают, называя терпеливыми. Мы терпеливы телом и даже душой. Но мышление у нас нетерпеливее, чем у любого другого народа, нам подавай сию минуту всю правду-матку.</p>
Луначарский
Добавила: hloja_myrakami
<p>Мы не считали себя обязанными участвовать в абсурде потому, что сам мир вёл себя абсурдно.</p>
Добавила: hloja_myrakami
<p>Правда, мы время от времени думали о войне, но это было похоже на то, как порой вспоминаешь о смерти - вроде бы и возможной, но, скорее всего, далёкой.</p>
Добавила: hloja_myrakami

С этой книгой читают:

написала рецензию8 июля 2015 22:34
Оценка книге:
10/10
Вчерашний мирСтефан Цвейг

#Г1_2курс

Стефан Цвейг - как много теперь для меня значит это имя, как много за ним скрывается. Спокойный, умный, рассудительный, восторженный и, самое важное - вечно молодой. Он рассказал так много, но вот книга закончилась, и я поняла, что потеряла друга - который рассказывал мне о своей жизни, который посмеивался над своей жизнью, который тосковал по своей родине, который умел сказать даже банальные вещи так, что хотелось слушать его и слушать. Я читала - у меня было ощущение, что мне рассказывают историю. Я читала - и поражалась тому, как он видел людей, как восхищался чужому таланту. Австрия открылась передо мной, и открылась так глубоко и полно, как не могла бы мне рассказать и поездка в Австрию. Люди передо мной были живыми - более живыми, чем строчки сухих биографий, настоящими - более настоящими, чем само упоминание о том, что они были. Абстрактные лица наливались красками, обретали жизнь, обретали характер. Многие имена я слышала в первый раз - многие имена я не забуду и буду восхищаться их талантом так же, как Стефан Цвейг. Райнер Мария Рильке, Ромен Роллан, Рихард Штраус, Гюго фон Гофмансталь, Вальтер Ратенау. Не только авторы, но и музыканты, скульпторы, политики являлись мне, и все стали любимы - просто потому, что так их написал Стефан Цвейг.
Биография - один из интереснейших жанров литературы. Но как бы ни была хороша биография, написанная кем-то, лучше всего читается именно та, что пишет автор о себе. Возьми в руки книгу, прочти - ты увидишь, что автор хотел донести до тебя мысль, возможно поймёшь её, возможно нет. Книга будет жить, но имя автора так и останется для тебя именем - пусть ярким, пусть знаменитым, но фантиком от конфеты, абсолютно пустым, в котором будут только его книги. Что могут сказать нам о жизни автора строчки книг? Они показывают не жизнь - талант, тревоги, мысли, но никогда - судьбу самого автора. Автобиография Цвейга, так им и не дописанная, рассказала мне о жизни больше, чем могла бы рассказать любая другая книга. Тут не просто рассказ о себе - тут целая эпоха. Падение нравственности и морали, рухнувшая Австрийская империя, появление звёзд в мире творчества, угасание судеб, оплакивание мира и талантов. Первая война, начало второй, раздираемые противоречиями европа, ещё больше - Австрия и Германия. Каждое предложение мягко струится по строчкам книги, нанизывается друг на друга, словно жемчуг на бусину. Открой любую страницу - и погрузишься в текст. Без компромиссов - сразу, мгновенно, не настраиваясь ухнешь в текст, в жизнь, написанную машинным шрифтом, но почему-то представляется, как автор сидит за конторкой, и выводит буквы своим ровным круглым почерком.
Как такое возможно? Я долго поражалась тому, как можно на немецком языке - на это резком, полном согласных, полном неприятия и недоверия из-за последней, до сих пор пугающей войн - писать так мягко, так ностальгически-нежно, так приятно. Но вот передо мной книга - я читаю её, наслаждаюсь каждым словом, и мне не важно, о чём пишет Цвейг, мне более важно КАК.
Конец книги вызвал гнетущее впечатление. Стефан Цвейг по собственному желанию ушёл из жизни в 42 году. Почему-то мне представлялось, что подойдя к последним страницам книги, воспоминания стали для него настолько невыносимыми и тяжёлыми, что для него легче стало уйти из жизни, чем продолжать выдавливать из себя всю ту боль и отчаяние человека, лишённого родины, лишённого друзей, клеймённого бумажками, "не гражданина". Книга рассказала мне о многом, книга открыла мне на многое глаза, книга познакомила меня с теми, имена которых, кажется, навечно отпечатались в моей памяти.
Я никогда не интересовалась этим автором, и даже если бы заинтересовалась - ну кто из нас, даже зная о том, как интересна может быть человеческая жизнь - стал бы читать автобиографию? В который раз ридли познакомил меня с книгой, ради которой стоило бы научиться читать - настолько она показалась мне прекрасной.

@nuta2019, на протяжении всей книги Стефан Цвейг упоминает, как страшила его война, как тяжело он пережил падение Австрийской империи. О говорит о том, что всегда стремился к миру, созидал, хотел быть лучше. Его друзья погибали в концентрационных лагерях, великие люди, с которыми он состоял в дружбе, уходили из жизни. Вторая мировая война была страшной. Пережив первую, он очень остро переживал те неспокойные тридцатые года. Когда произошёл аншлюз Австрии, он перестал быть гражданином государства, потому что государства - не осталось. Из туриста он превратился в эмигранта. Всегда живший в достатке, принимаемый многочисленными друзьями по всему миру, обладающий достаточными средствами, чтобы снимать жильё или месяцами проживать в номерах отеля, в один миг он превратился в ничто. Он был не знаменитым автором - он был евреем. Ему приходилось отстаивать в очередях, унижаться, просить - просто чтобы получить документы и разрешение на пребывание в стране. В начале книги он пишет - у меня ничего не осталось, только бумага и ручка остались в моём распоряжении. Я живу в дешёвом номере отеля и страшусь следующего дня. К концу книги Стефан Цвейг рассказывает о беженцах, о политике Гитлера, о своих размышлениях. И если его воспоминания о юности, юношестве и зрелости были пусть и ностальгическими, немножко грустными, но радостными и счастливыми, под конец книги возникает острое ощущение щемящей тоски и горя.
Не знаю, может, я просто вижу то, чего нет, но при прочтении возникло именно такое ощущение.

Ответить

Нюта Ш (@nuta2019)9 июля 2015 19:36

@hloja_myrakami, ёмко! Теперь поняла, что интересовало. И всё-таки недоумеваю... Разве ж это выход?

Ответить

@nuta2019, ну, человек всю жизнь прожил в достатке, жил, можно сказать, в тепличных условиях. У него просто не достало сил продолжать жить в такой напряжённой обстановке :/ Это моё предположение, на истину не претендую.

Ответить
Гарри Поттер и Орден Феникса
Июль - Август, 2015
Заметки - это удобный и простой способ хранить нужную информацию
или мысли о книге для личного использования. Ваша заметка будет видна только вам.
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.
Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт