Соломон Волков


Биография писателя

Соломон Моисеевич Волков (род. 1944, Ленинабад, Таджикская ССР) — музыковед, музыкальный журналист, писатель. Муж фотографа Марианны Волковой. Окончил Ленинградскую консерваторию и в 1976 г. эмигрировал в США.

В 1979 г. опубликовал в переводе на английский книгу «Свидетельство» (англ. Testimony: The Memoirs of Dmitri Shostakovich as Related to and Edited by Solomon Volkov), утверждая, что она представляет собой рассказы Дмитрия Шостаковича о своей жизни и творчестве, записанные Волковым в ходе встреч с Шостаковичем в Ленинграде в 1971—1974 гг. В этой книге Шостакович довольно резко высказывается о некоторых своих коллегах и выражает весьма отрицательное отношение к советской власти.

Профессиональные музыковеды сходятся во мнении, что книга Волкова о Шостаковиче не является достоверным источником. Вышедший в 2004 году сборник под редакцией Малколма Брауна содержал статьи ведущих специалистов по Шостаковичу, критикующих книгу Волкова.

Успех книги о Шостаковиче вдохновил Волкова на дальнейшие записи своих бесед с великими собеседниками.

Лучшие книги автора

Показать все книги



Похожие авторы:

Последние рецензии на книги автора

Все рецензии


написала рецензию11 января 2017 20:59
Оценка книге:
9/10

Как-то так получилось, что на биографию и творчество Шостаковича в колледже и консерватории уделялось немного времени, в музыкальные программы он входил, произведения исполнялись, разбирались, а вот что же это за личность была такая? И вот с недавнего времени у меня начал вырисовываться его образ ярче. А эта книга добавила немало красок в портрет.

Начну с автора и его стиля. Соломон Волков, музыковед и журналист, советский и американский, в своё время успел посотрудничать с Шостаковичем и издать о нём книгу "Свидетельство", которая получила не то, чтобы неоднозначные, а очень резкие отзывы - фальсификация, враньё и прочее. История эта тёмная, до сих пор не всё ясно с этой книгой, я же её не читала. Другие же его книги получили отзывы весьма хвалебные, в том числе "Диалоги с Бродским" (планирую) и эта "Шостакович и Сталин", которую одобрили и родственники и критики. И я одобряю.

Написано очень живо, динамично, как журналист, Волков знает своё дело. Периодически он прыгает по датам, но это вполне терпимо, проскакивают англицизмы, но как проживающему в Америке ему это простительно. Он ярко и чувственно описывает музыкальные произведения, с интересной точки зрения рисует портреты людей того времени, не только Шостаковича и Сталина, но и других деятелей культуры и приближённых к власти. Ясным слогом погружает в реалии первой половины 20 века.

К Шостаковичу я очень прониклась. Автор не рисует его как лучшего человека, не старается выбелить его неоднозначные поступки, старается их понять и объяснить, но не оправдать. Интересно и со Сталиным - в книге, конечно, больше о его отношениях с культурой, тоже весьма неоднозначных, и Волков старательно и психологично роется в действиях вождя, также стараясь их не просто осудить и вынести приговор, а понять.

Сама книга меня погрузила в очень взвинченное состояние, стало очень неспокойно. Что за страшное время! Но проживая его вместе с талантливым композитором, его музыкой, становится ещё страшнее. Невозможное время для художника.

Образ Шостаковича - хрупкий мальчик (даже и в старости как мальчик), бледный, с высоким голосом, эмоциональный и падающий в обмороки, нервный, неприспособленный к быту, но стоит сесть за рояль или писать музыку и он титан, мастер своего дела. Этот дар, этот огонь творчества пожалуй и помог ему пройти через весь ужас Большого Террора. Он жил на грани, и в постоянном страхе, СТРАХЕ большими буквами. Не только он, все так жили. И не важно насколько ты близко к самому главному и всемогущему, никто никогда не знал как ляжет карта - сегодня ты любим и уважаем, завтра изгнан или мёртв.
Шостакович всю жизнь был в состоянии ожидания чего-то жуткого, голод и бедность на грани нищеты были только частью, он был то обожжён любовью тирана, то погружён в ледяную прорубь негодования - то Сталинские премии, то увольнения и гонения. Как он смог сохранить здравый рассудок? Как хоть кто-то сохранял рассудок в эту эпоху, балансируя на грани катастрофы, постоянной угроза ареста, ссылки или расстрела?

Я их помню во власти и силе
при дворе торжествующей лжи.
Страхи всюду как тени скользили,
проникали во все этажи.
Это стало сегодня далёким.
Даже странно и вспомнить теперь.
Тайный страх перед чьим-то доносом,
Тайный страх перед стуком в дверь.
Е.Евтушенко.

В самом начале меня захватила история с выбором гимна Советского Союза (кстати того самого, что распевают теперь), а могло получиться так, что играла бы музыка Шостаковича - кстати говоря, мне его вариант понравился гораздо больше. Но выбрали Александрова (того самого, с оркестром). Шостакович всё думал, что его отправят на расстрел, но это ему не помешало заступиться за коллегу и накинуться на Александрова (он пытался скинуть неполадки в оркестровке на другого) при Сталине.

Шостакович был вынужден потакать советской власти, идти на компромиссы, уступки, он старался не предавать, его предавали не раз. От него отказывались друзья, и их сложно в этом винить, люди пропадали штабелями - родные, любимые, друзья и коллеги.

Знаменательна статья "Сумбур вместо музыки" - да-да, это о Шостаковиче, один из самых критичных моментов биографии. Его обвинили в самом страшном культурном грехе того времени - в "формализме"!!! В "Леди Макбет Мценского узеда" после долгого успеха, нашли и формализм и, о ужас, порнографию.
Гадали кто написал статью, большинство склоняются - сам вождь, главный эстет страны, видно "из каждого абзаца торчат августейшие усы".
Что ещё? Оперу "Нос", например, называли "ручной бомбой анархиста", а "Светлый ручей" - "Балетной фальшью".

Почти вся жизнь Шостаковича - это изматывающий поединок с тираном, бесконечные и непредсказуемые "кошки-мышки". Композитор пережил диктатора, каким-то чудом и невероятной ценой. А многие нет - Булгаков, Маяковский, Цветаева, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Пастернак... дальше перечислять смысла нет, ведь это миллионы погибших, и не только деятелей культуры.

В книге много потрясающих до глубины историй, фактов. Мне невероятно понравились параллели с отношениями Николая I и Пушкина и сама концепция собирательного образа художника, в том числе Шостаковича, которая вбирает в себя: энергию и пыл Юродивого, изворотливость Самозванца и гениальный дар Летописца. Три ипостаси художника, противостоящего и народу, и власти.

Было много моментов в книге, когда не получалось удержать слёзы:
- когда Шостакович кричал от отчаяния во весь голос, потому что нет ни денег, ни еды, ни свободы;
- когда Серебрякова расстегнула кофту, демонстрируя следы тюремных истязаний;
- когда артисты понимали, что громкие овации - это не радость, а смертный приговор;
- когда закончился роковой для Булгакова телефонный разговор со Сталиным;
- когда незадолго до самоубийства разрыдавшийся Маяковский осознаёт, что теперь он уже не поэт, а просто чиновник;
- когда прах творческих гениев Бабеля и Мейерхольда ссыпали в общую могилу вместе с прахом кровавого жандарма Ежова;
- когда были похороны Прокофьева, который умер со Сталиным в один день;
- когда вечером перед исчезновением (скорее всего расстрелом) Жиляев с отеческой нежностью гладил Шостаковича по голове, повторяя : "Митя, Митя...".

Осталось только включить Восьмой квартет Шостаковича и слышать там не "память жертвам фашизма и войны" (как приписано в партитуре), а чувствовать там реквием композитора самому себе. Включить его симфонии - и ощущать этот музыкальный документ эпохи, летопись века и автобиографию в звуках.

#БК_2017 (Книга, которая довела вас до слез)

Shirley Temple (@liu)12 января 2017 14:15

@AnnaOpredelenno, его Бродский меня тоже очень заинтриговал, а вот по поводу музыкальности, то автор очень здорово подаёт музыкальную информацию - доступно, без лишнего загруза, не сравнить с недавним "Фаустусом" Манна, вот уж куда лучше соваться уже с запасом знаний по теории музыки. А здесь - всё, как для людей)

Ответить

Джеймс Кот (@andres)12 января 2017 15:32

Прекрасно написано.

Во-первых, то, что автор журналист, - для меня как тряпка для быка, в хорошем смысле)

А во-вторых, я не люблю биографии, особенно из 20 века, но на эту даже обратил внимание. Надеюсь, там нет причитаний в духе Рыбакова.

Ответить

Shirley Temple (@liu)12 января 2017 15:57

@andres, спасибо! Рыбакова я, правда, не читала, поэтому не знаю что у него за дух причитаний. Но у Волкова я вообще причитаний не заметила, и что показательно, он не давил на жалость.

Ответить
написал рецензию24 мая 2016 2:09
Оценка книге:
7/10

#Бойцовский_клуб (Книга про великого мужчину.)

Здесь девушки прелестнейшие спорят
За честь достаться в жены палачам,
Здесь праведных пытают по ночам
И голодом неукротимых морят.

Анна Ахматова. 1930.

После диалога на всю эту…поэзию я смотрю совершенно с другого этажа. И сегодня, в день рождения Иосифа Бродского мне хочется дарить стихотворение каждому и каждой. Даже тем, кому не нужно вовсе. Но не поэзию именинника и даже не стихи Цветаевой, а Ахматовой. Сейчас не стоит разглагольствовать, как я после прочтения данного диалога с Бродским, глотая весенних воздух из приоткрытого окна, яро вчитывался в стихи поэтесс. Сойдемся на том, что меня, как очевидно и большинство из моего школьного класса, приучили к стихам другого сорта. Это и Маяковский, и Есенин, и Тютчев, тот же Пушкин. У последнего кстати, кроме его «крестьянина» ничего и не привязывалось, как и его проза в частности. Вся эта напыщенность, фарс, позерство, грусть сразу увели меня в прозу, более честной и земной (моя субъективность). Про Ахматову и Цветаеву тоже слышалось, но не слушалось. После закрытия последней страницы, я пошел листать, как вы уже слышали, стихи Ахматовой. Сам же Бродский провел между прозой и поэзией армейскую параллель, обрисовав их, как пехотными и летными уроками. Хотя по сути книга о другом. Да. Ахматова, Цветаева, Пастернак, Тютчев, Фрост и Оден – размышления затрагивают и их тоже, как и много других поэтов того периода, но в основном этот диалог – биографичен или скорее приземленно автобиографичен. Оглавление об этом красноречиво и восклицает в начале. В предисловии, мы видим трезвую аргументацию – почему собственно в диалоге? Вот что поэтому поводу писал Поль Гзель:

«Превосходство великих людей не всегда проявляется в их наиболее обработанных произведениях. Едва ли не чаще оно узнается в непосредственной и свободной игре их мысли. То, под чем они и не думают ставить свое имя, что они создают интенсивным порывом мысли, давно созревшие, падающие непроизвольно, само собой – вот, нередко, лучшие произведения их гения»

И в самом деле, вам бы не хотелось прочитать, к примеру, беседу с Пушкиным или другой, исторической личностью, хотя бы о той же поэтике? Посмотреть на его рациональную/импульсивную цепочку рассуждения? Прочувствовать глубину его вовлеченности в диалог? Конечно, не мало зависит и от ведущего, задавая вопросы, опровергая или сомневаясь он выстраивает структуру диалога, поддерживает напористость, подобно строфам в поэзии. Но как правило, в диалоге все приземленно и местами фундаментально. Тем более, что разговор записывался на пленку магнитофона. Словесной воды, мутной и вязкой, я не заметил. Диалог о детстве и юности в Ленинграде, о Цветаевой, об арестах и «психушке» 1982 года, о ссылке на север 1986 г, о жизни в Нью-Йорке, о любви к Венеции, другой поэзии, поэтам и воспоминаниях.

Иосиф Александрович Бродский, мягко скажем, личность весьма противоречивая. Не думаю, что мне стоит перепечатывать сюда его биографию. Единственно хочу заметить, что все стихи созидались на русском языке и писались, как в северной ссылке (по мне, самая интересная глава), так и в более комфортном социуме. Второй участник диалога или ведущий/интервьюер, как я его обозначил чуть ранее, Соломон Волков – журналист и писатель. Для меня это личность осталась неизвестной и после прочтения сего труда. Соломон интересный человек. Правда. Я редко позволяю себе такую простую банальную лесть, но тем не менее, вопросы и предположения с противоречиями с его стороны, выглядят своевременными и меткими.

Бродский, кажется в этих диалогах… обычным, иногда чуть высокомерным. Наверное, уважительно относящийся к чужой набожности, слабости, но не глупости. Всегда была заметна черта. Такая черта, которую ощущаешь, общаясь с интеллектуальным человеком, листающим тебя словно книгу с почти незаметной долей нейтральности. А вот вопросы этики и морали, показывающие редкие крайности этого ума, дело уже десятое. По-моему, но могу ошибаться, за весь диалог, Бродский закурил всего два раза, акцентировав на это внимание.

Сам же Иосиф о себе говорит следующее: «И я не ставлю себя выше читателя – как, впрочем, и ниже. Меня интересовало, что с человеком, с индивидуумом происходит в метафизическом плане. Стихи на самом деле, продукт побочный»
Что впрочем, не мешает ему именовать читателя – обывателем. Но тут, наверное, в каких-то вопросах, можно даже согласиться и улыбнуться.

Слегка подытожим…
460 страниц, которые я прочитал за один день.
«Диалоги с Бродским» не сделают вас заграничным поэтом, а тем более пУпсовым прозаиком.
Для чего читать подобное? И стоит ли читать «диалоги с Бродским» вообще? Ответ на обложке…
В интервью нет интерпретации и напыщенной, поэтичной завуалированности.
Проходит все в рамках «вопрос – ответ».
А точку поставлю авторским слогом, в любимой прозе.
«Зарекаться, конечно, не надо, да и я не зарекаюсь, но по тому, как жизнь идет – крупных произведений мне уже не сочинять. А читателю – не читать. Не говоря уже о том, что они не читают того, что уже написано людьми получше нас – скажем, «Гильгамеш», Гомера или, допустим, того же Данте.»

«Мы живем в обществе, которое рехнулось на идее культуры как продукта. Поэтому оно требует книг, книг, книг. Из-за этого культура и зашла в тупик…»

@psycho24 мая 2016 16:23

@alyonaivanishko, жизнь, печаль...любви правда нет, если не считать любовь к стихам)

Ответить

@psycho, да как-то не взлюбила я его после его списка книг)

Ответить

@psycho24 мая 2016 21:56

@lerochka, в книге про историю появления списка ничего нет, жаль)

Ответить
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.

На странице представлена биография автора Соломон Волков, из которой можно узнать интересные факты из жизни, увлечения, а также дату и место рождения. Здесь вы можете ознакомиться со всеми книгами автора, прочитать рецензии и выписать известные цитаты из книг автора Соломон Волков. А также обсудить понравившиеся произведения с другими читателями и поставить свою оценку книгам автора Соломон Волков. Стоит отметить, наиболее популярными книгами автора являются - История русской культуры ХХ века. От Льва Толстого до Александра Солженицына., Шостакович и Сталин: художник и царь, Диалоги с Иосифом Бродским. Жизнь любого деятеля искусства и литературы всегда наполнена яркими событиями, известными личностями и местами - исключением не является и Соломон Волков.

Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт