Альберто Моравиа

28 ноября 1907 г.
Рим, Италия
26 сентября 1990 г.

Биография писателя

Альберто Моравиа, Италия, 28.11.1907 - 26.9.1990. Настоящее имя - Альберт Пинчерле.
Родился в Риме. В восьмилетнем возрасте заболел полиомиелитом, за годы лечения выучил немецкий, французский и английский языки - и начал писать. Работал журналистом в туринских газетах, был спецкором в Лондоне.

Свой первый роман "Время безразличия" опубликовал в 1929 году. Среди других романов Моравиа - "Женщина из Рима" (1947), "Неповиновение" (1948), "Конформист" (1951), "Пустой холст" (1960).

По многим произведениям Моравиа поставлены художественные фильмы. В 1990 году увидела свет его автобиография "Жизнь Альберто Моравиа".

Лучшие книги автора

Показать все книги



Похожие авторы:


Упоминание книг автора:


Цитаты из книг автора

Скука
<p>Разумеется, я был плохим художником, но не потому, что не умел писать картины, которые нравились бы людям, а потому, что чувствовал — мои картины не выражают меня, то есть не дают мне ощущения связи с окружающим миром.</p>
Добавил(а): flordis
Скука
<p>Время от времени среди приступов скуки я спрашивал себя: а может быть, я просто хочу умереть? Это был резонный вопрос, раз уж мне так не нравилось жить. Но и тогда я с изумлением замечал, что хотя мне и не нравилось жить, я не хотел также и умирать.</p>
Добавил(а): flordis
Скука
<p>И все-таки разве можно было жить скучая, то есть не вступая ни в какие отношения с реальностью и при этом — не страдать?</p>
Добавил(а): flordis
Скука
<p>Люди делятся на две большие категории: на тех, кто перед лицом непреодолимой трудности испытывают желание убить, и тех, которые, напротив, чувствуют желание покончить с собой</p>
Добавил(а): flordis
Скука
<p>Скука для меня — это ощущение неполноты, недостаточности окружающей меня реальности, ее скудости, ее несоответствия собственным возможностям.</p>
Добавил(а): flordis

Последние рецензии на книги автора

Все рецензии


написала рецензию21 октября 2017 18:06
Оценка книге:
8/10
КонформистАльберто Моравиа

#Кин1_2курс

В рамках факультета продолжаю идти по следам Моравиа, теперь это роман, написанный чуть раннее прочитанного "Презрения", и немного сожалею о том, что не дошла до "Скуки" в моих же списках этики и эстетики.

Конформизм для меня тема особая и даже больная. Пожалуй, она больная и для всего человечества, особенно со времён смертельной пляски и трагедий фашизма. Термин "конформизм" носит именно политический характер, в то время, как в психологии изначально существует немного другое слово - конформность. Небольшое отступление о происхождении:
само слово между прочим древнее - в средневековую Британию, где оно означало соблюдение правил английской церкви, слово пришло из старого французского языка, а изначально из латыни, означая "принимать форму".

В "Конформисте" Моравиа ярко задействованы все значения слова - и политические, и психологические, и здесь подобно "Презрению", также мелькают фрейдистские идеи. Та же рефлексия и отслеживание мыслей индивидуума, блуждание его ориентиров и поиски личных истин, своеобразное препарирование личности. Препарируемая личность в романе - итальянец и представитель умирающей интеллигенции Марчелло Клеричи. И чтобы понять его, нужно по всем законам психоанализа заглянуть в детство и проследить истоки приспособленчества.

А детство было не самое радужное, что и показывается в прологе. Заброшенный и ненужный ребёнок наблюдает за абсурдными ссорами родителей, порой даже не понимая виноват он в чём-то или нет. Обнаружив в себе садистские наклонности и испугавшись, он пытался было найти поддержку в лице друга, затем в лице матери, но оказался один на один с мучающей его проблемой. Отец в это время понемногу сходит с ума. Далее на школьной скамье ребёнок подвергается не ужасающим, но безусловно оставляющим болезненный след в душе измываниям одноклассников. Далее, мальчик словно "выигрывает бинго" и попадается в загребущие ручонки педофила. Динамичный пролог отлично зацепил и настроил на нужный лад.

Такие детские испытания и отсутствие близкого человека, подходящего на роль психолога заставили Марчелло заниматься самолечением, что как известно зачастую приводит к тому, что одно лечится, другое калечится. Здесь появляется тема рока и предопределения, чего-то мрачного, что неотступно следует за персонажем, и он, это чувствуя, решает идти по выбранному пути и при этом подчиняясь таким образом выдуманной судьбе. А выбранный путь - это путь к нормальности. Главный герой одержим своим стремлением к этой "нормальности", что уже по сути делает его не совсем адекватным. Что делают нормальные люди по Марчелло? И здесь отличная отсылка к предыдущему чтению, к повествованию можно применить "Мир глазами Марчелло". А нормальные люди по его мнению: учатся, взрослеют, лишаются девственности в борделе, находят работу, влюбляются, женятся и любят свою страну. У нормальных людей самые обычные жёны, самые обычные квартиры с мебелью и гостиными как у всех. Нормальные люди носят нормальную одежду и имеют нормальные привычки. Конечно, возникает вопрос об определении нормальности и её границах, но здесь вмешивается страна, время и их тенденции. В то время, как герой маниакально ищет основы "нормальности", которые помогут ему спокойно существовать, в Италии оказывается нормальным быть фашистом, шпионить, стучать и убивать по приказу. И с успокаивающим кредо "на благо родины и семьи" и именно в таком порядке, конформист отдаётся "правому" делу. В случае героя, не ради денег и не потому что заставили, а добровольно и ради пресловутой нормальности.

Плох ли конформизм? И нужно ли его осуждать?
Если смотреть с психологической точки зрения и употреблять термин конформность, то на самом деле это мощный природный механизм, без которого невозможно человечество и без которого индивид не может успешно пройти социализацию и занять более-менее комфортное положение в обществе. Но всегда нужно помнить о границах и о том, что всё хорошо в меру. Опять же, можно ли считать конформизмом стремление быть особенным, если тебя на это толкает общество? Ведь в конце концов, нонкоформизм при внимательном рассмотрении имеет много общего с приспособленчеством.

Конечно, Моравиа не даёт чётких ответов и обширных исследований понятия, он только рассматривает один случай на фоне фашистской Италии, что является более чем удобным фоном для подобного идейного направления. И конечно, он обвиняет и вполне заслуженно в конформизме людей, которые не делая каких-либо преступных действий, оправдывали преступления против человека и человечества. И тут не поможет никакой суд, кроме суда морального. Фоновые психопатологии не могут объяснить весь спектр такого обширного социального явления, но то, что общество, пассивно соглашающееся с преступными действиями правительства - это больное общество, сомневаться не приходится.

Ещё один яркий пласт в романе - это библейские отсылки. Марчелло ассоциирует себя с Каином, совершившим братоубийство, и подобно ему бежит проклятый и обречённый под знаменем злого рока, а также с Иудой и его знаменитым поцелуем. Чуть позже и его жена Джулия приобретает свой библейский образ Евы, изгнанной из Эдема.

Продолжая пожимать руку фрейдизму и играя гранями нормальности, Моравиа пишет не только о педофилии, но и о гомосексуальных наклонностях в целом, наделяя ими не одного, а нескольких персонажей.

А закончить хочется словами безумного отца Марчелло, который на каждом листке неразборчивых каракулей подписывал девиз: "Кровопролитие и печаль", или более резкий вариант: "Резня и меланхолия".

КИНООТЧЁТ
"КОНФОРМИСТ" 1970, режиссёр Бернардо Бертолуччи.
Экранизация безусловно очень достойная и по сути живёт своей жизнью. Темы и идеи с книгой идентичные, но играют разными оттенками. Режиссёр, опираясь в целом на оригинальный сюжет, добавляет очень много ярко-отличающихся моментов. И так как Моравио показывает личность под увеличительным стеклом, то изменения у Бертолуччи выделяются и почти что "кричат". Но это не недостаток, а скорее возможность лучше понять направление мыслей режиссёра. Например, поднятие религиозной темы у Бертолуччи мне показалось более надрывным, чем у Моравиа, более хлёстким. Появление слепого друга в сюжете, как будто бы нужно для того, чтобы показать слепоту общества конформистов. Ещё один женский образ - жена антифашиста Квадри, в фильме работает в балетной школе и сцены в балетном классе очень гармонично и символично влились в сюжет. В финале акценты тоже смещены, так в книге герой не участвовал в сцене убийства, а в фильме он становится её пассивным наблюдателем. В книге мы узнаём судьбу Марчелло до конца, в фильме же мы оставляем его как раз на моменте, который является апофеозом конформизма.
Фильм очень выразительный, экспрессивный и богат красками как визуальными, так и звуковыми. Врезаются в память сцены, подобные тому, как ворох сухих осенних листьев под музыку будто летит в зрителя через камеру, или чувственная любовная сцена в поезде с завораживающими отблесками солнечного света, или сцена с букетом фиалок и того как продавщица цветов с двумя детьми запевает трогательную песню. Эти смещения акцентов позволяют увидеть различные сцены в разной динамике, где-то кажется, что больше нагнетает Моравиа, другие же сцены кажутся более напряжёнными у Бертолуччи. И писатель, и режиссёр используют свои личные коды символов, но экран в этом плане помогает их быстрее схватывать.
Так же как и в случае "Презрения", экранизация и оригинальное произведение очень дополняют друг друга и в итоге кажутся неразделимыми.

Diane Keaton (@liu)23 октября 2017 10:09

@cupy, да, у Конформиста аудитория не такая обширная, а Танго ещё и более неоднозначный. Я начинаю серьёзно страдать из-за отсутствия массовых показов подобного кино, у меня прям навязчивая идея теперь.... Вот они, последствия кинофакультета!

Ответить

Мэрил Стрип (@cupy)23 октября 2017 18:25

@liu, у нас тоже массовые просмотры))

Ответить

Ева_h (@ida_frei)23 октября 2017 23:20

Мне почему-то кажется, что "Скука" тебе не понравится... =D Не могу внятно объяснить, на основании чего сделала такой вывод =(

Ответить
написала рецензию20 сентября 2017 20:07
Оценка книге:
9/10
ПрезрениеАльберто Моравиа

#Кин1_1курс

Вся европейская культура выросла из волшебного ядра античной трагедии, из античных мифов. Альберто Моравиа ведёт диалог с Гомером и переживает вместе с героями их "Одиссею", вовлекая в этот мировоззренческий процесс читателя. В Улиссе снова открываются новые грани, отсылая нас не только к оригинальной поэме, но и переосмыслениям Джеймса Джойса.

У Моравиа прожектор направлен внутрь героя, он путешествует, ищет и встречает монстров внутри себя и все внешние взаимодействия также в итоге идут на то, чтобы приоткрыть завесу художественного и философского поиска новоявленного Улисса. Движущей силой же является не что иное, как любовь или её отсутствие. Даже работа и главное дело жизни героя возводится в статус рабства любви, также как и само мировоззрение в итоге направляется ветрами любви-нелюбви.

Итак, читатель путешествует по закоулкам души главного персонажа - сценариста Риккардо Мольтени. Это уже делает книгу идеальной для кинематографического факультета. Мир киноискусства не прорисован досконально и тщательно, но краски богаты и акценты проставлены идеально. Конечно, не обошлось без критики капиталистического мышления, хотя это Италия, а не помешанная на материализме Америка, кино в основной массе ориентировано на получение как можно больших кассовых сборов, сценарии пишутся и редактируются именно с их учётом, что чаще приводит к тому, что творческий поиск начинает идти не в том направлении и заводить в художественные тупики. Именно поэтому Риккардо ненавидит свою работу, мечтая стать свободным драматургом... Но его любовь к жене, желание подарить ей всё, о чём она мечтает не даёт ему вырваться из тисков рутинной работы. Опошлено творчество.

Тут же идёт сетования на то, что работа сценариста - незаметная работа, и все лавры достаются режиссёру, актёрам и даже имя композитора назовут скорее чем имя сценариста. И в связи с этим хочется сделать небольшое отступление и заметить перемены в современном подходе: например, имя Мойры Уолли ("Во все тяжкие", "Энн") и её таланта как сценариста не прошло незамеченным, мелькая на просторах киноновостных лент достаточно часто.

Основная линия романа: герой понимает, что жена его больше не любит. Допытываясь и мучая жену вопросами, Риккардо наконец-то получает в ответ главное слово - Презрение. Вот это отсутствие любви и наличие такого сильного чувства, как презрение, потрясает героя и рушит его жизненные ориентиры. Риккардо - тряпка, у него слабый характер, возможно он одарён как художник, возможно в нём есть ростки высокой организации души, возвышенности и чувства прекрасного, но всё это и ломанного гроша не стоит, потому что в итоге возвышенность, идеалы и талант разрушаются им же самим, его истеричным, грубым поведением и тупым эгоизмом, конформизмом и нерешительностью. Опошлен образ мужчины.

Жена героя - Эмилия. Тоже персонаж сложный и противоречивый, как и всё в этом романе. Моравиа выводит собирательный первозданный образ женщины как хранительницы очага, источника чувственных и телесных наслаждений, вдохновительницы и советчицы мужа. Но вместо триумфа женской воли выходит триумф женских манипуляций. Опошлен образ женщины.

Исповедальный характер романа логически приводит к самовопрошанию: заслужил или нет герой презрение? На него не хочется отвечать, хотя автор как будто бы симпатизирует своему персонажу. И легче уйти в дебри другого направления мысли: сравнения трёх разных мировоззренческих ощущений. Их автор вырисовывает через три разных восприятия истории об Улиссе: продюсер-режиссёр-сценарист. Для продюсера вся идея лежит на поверхности, он хочет её максимально упростить и приблизить к такой же упрощённой реальности. Сценарист ударяется в психологию и фрейдизм, убирая весь внешний антураж и концентрируясь на внутренних проблемах Одиссея, которого перестала любить жена и он не хочет к ней возвращаться, по его предположению Пенелопа испытывает к Одиссею презрение (отражение истории героя Моравиа), и он бежит от нелюбви на войну. Сценарист Рикардо же полностью отстраняется от реального мира и видит в истории Одиссея недостижимый идеал, к которому нужно стремиться, но опять же этот поиск истины и стремления к идеальному миру в результате также оказываются опошленными.

Помимо психологических и философских красок, роман ещё и чрезвычайно красив в плане богатства языка и окружения. Но к визуальным эффектам хочется перейти уже в киноверсии. Итак...

КИНООТЧЁТ.
Это получилось полное попадание, гармония литературного источника и экранизации. Если "Презрение" Моравиа - это жемчужина не только его творчества, но и литературы в целом, то "Презрение" Жана-Люка Годара - это шедевр киноискусства. Невероятно чувственный фильм, который проникает под кожу и никогда не забывается. Чего только стоит музыка Жоржа Делерю, саундтрек, врезающийся в мозг и концентрирующий все главные идеи. Бриджит Бордо в роли презирающей жены невероятна, зачаровывают её чувственность и сексуальность, которые Годар с какой-то бережностью использует для того, чтобы критиковать культ продажи тела. Обнажённые сцены с ней каким-то чудесным образом сочетали первозданность и невинность с пороком и презрением. Мишель Пиколли - исполнитель главной роли, его образ оказался грубее и неотесаннее, в то время, как в книге он был ранимее и истеричнее, но везде он был эгоистичен. Вызывало мурашки лицо Джека Пэланса, исполняющего продюсера. Ну и конечно, сам Фриц Ланг в роли Фрица Ланга - это был для меня особо приятный сюрприз. А статуи древних богов казались отдельными персонажами и как будто возвышались над всем этим бренным миром и презрительно смотрели на разрушение идеалов и иллюзий.

Этот фильм хочется смотреть так, чтобы ничто не вторгалось в личное пространство, он заставляет замирать и внимательно выискивать все символы и детали. Это 1963 год, когда эффекты по сравнению с современным кино минимальны, но как же красиво и эстетично всё сделано. Итальянские морские пейзажи с видом на скалы Фаральони или маяк Пунта-Карена, и эта разгоряченность и томность, которая льётся с экрана. Возникало ощущение также цветовых диалогов, то есть определённых цветов как символов. Калейдоскоп деталей не раздирает картину на части, а наоборот делает её гармоничной и ещё более эмоциональной: Бриджит Бардо примеряет и носит парик, который полностью меняет образ, а вот на ней акцент в виде красного полотенца, между мужем и женой стоит лампа, которая то включается, то выключается, примечателен каждый жест и каждый взгляд. Есть и другой калейдоскоп - калейдоскоп языков, что как будто бы расширяет горизонты всей этой психологической эпопеи. Герои разговаривают на итальянском, английском, немецком, французском, зачастую с помощью переводчицы. Общение через переводчицу создаёт дополнительный невидимый, но психологически ощутимый барьер между тремя разными мировоззрениями - продюсера, режиссёра и сценариста.

Годар заменил все имена, обогатил фильм своими идеями и своим видением мира и искусства, убрал некоторые сюжетные моменты и добавил множество новых диалогов, но фильм и книга как будто дополняют друга, являясь при этом отдельными полноценными художественными концепциями.

Kate Winslet (@myrrruna)25 сентября 2017 18:29

@liu, любопытно... я про то, что не можешь представить книгу и без фильма и наоборот) я вот с таким не помню даже, чтобы сталкивалась...

Ответить

Diane Keaton (@liu)25 сентября 2017 21:00

@MYRRRuna, я тоже стала вспоминать подобные примеры, но ничего в голову не приходит...

Ответить

Kate Winslet (@myrrruna)25 сентября 2017 21:21

@liu, какая ты удачливая однако) вот пример один уже есть)

Ответить
написала рецензию20 декабря 2015 0:35
Оценка книге:
4/10
РавнодушныеАльберто Моравиа

Равнодушие.
Равнодушие и апатия.
Низкая оценка у этой книги не потому, что автор бездарен. Вовсе нет. Просто... Как-то очень уж удачно подошло название «Равнодушные» к этому роману. Небольшое отвращение и уныние, и — больше никаких чувств и эмоций от прочтения не осталось.
И вроде проблемы острые. И персонажи довольно яркие. И надо бы переживать за них... Но.. За кого переживать? За что переживать?
Жалкая кучка клоунов с узким кругозором. Они не то, чтобы ничего дальше собственного носа не видят, они и перед носом ничего не видят. Их не хватает даже на то, чтоб пожалеть хоть себя, что уж говорить о том, чтобы посочувствовать другим. Друг друга они воспринимают как пластиковых кукол, мыслящих поверхностно, чьи чувства и намерения видно за километр.
Итак, кого же мы наблюдаем в произведении?
Мариаграция — мать двоих детей, увела у подруги любовника. И словно не замечает, что его в ней интересуют только деньги. И ведь подсознание ей об этом, похоже, кричит надрывным криком. А весь результат — ежедневные сцены ревности да надвигающееся банкротство.
Лео — собственно, любовник. Для него окружающие люди — средство для удовлетворения потребностей и к тому же наивные дурачки. Все.
Карла — дочь Мариаграции. Ненавидит нынешнее положение дел и винит в этом свою мать. Никого особо не любит. Считает свою мать глупой и поверхностной, хочет изменить свою жизнь. На самом же деле от матери, похоже, отличается только возрастом.
Микеле — сын Мариаграции. Казалось бы, он видит немного больше остальных. И признаёт за собой равнодушие... Но... Равнодушие остается. Ему всё равно, а потому он ничего изменить не может.
Также есть некая Лиза. Это та самая дама, с которой прежде встречался Лео. Она единственная не вызывает особой неприязни, но и проникнуться к ней добрыми чувствами как-то попросту не успеваешь.
Особенно отвратными изображены представители старшего поколения, Мариаграция и Лео. Автор даже не старается как-то оправдать их действия и взгляды. Они словно успели не только прогнить душой и закостенеть мозгом, но безвозвратно погрязли в этом состоянии. Младшее же поколение более.. человечно.
Даа.... Вполне даже верится, что это именно первое произведение автора. Кажется, примерно таким могут видеть мир некоторые подростки. Почитаешь — и тут же потянет на гото-эмовские приключения.
#П2_2курс

Tony (@anastasia_roja)20 декабря 2015 19:04

Что заявили, то и получили))) Назвали "Равнодушные", вот и получили равнодушных читателей)))

Экзамен №3! Великолепно!

Ответить
написала рецензию19 октября 2015 20:38
Оценка книге:
6/10
ПрезрениеАльберто Моравиа

Не самый интересный, да и к тому же искусственно растянутый роман о кризисе в отношениях между молодыми супругами. Вот, если бы это был рассказ, то, возможно, он был бы и не плох. Я начала скучать едва ли не на первых страницах. Я практически сразу более-менее верно определила причину разлада, и меня страшно раздражало, что Риккардо никак не может сообразить, что и почему происходит с его женой. Его инертность просто «убивала». Вместо того, чтобы что-то предпринять, настоять на откровенном разговоре, в конце концов, раз и навсегда все выяснить, он сам себя «накручивал», ничего не предпринимая, только ныл по поводу презирающей его жены и ненавистной работы. В такой ситуации поневоле задумаешься: а так ли не права была Эмилия, назвавшая его не мужчиной…
В романе достаточно много рассуждений об «Одиссее», которую я, к стыду своему, не читала, и поэтому различные интерпретации этого произведения, предложенные героями романа, мне были не очень интересны. Параллели между главным героем и Одиссеем были и так очевидны, но автор посчитал нужным это еще и «разжевать», хотя я бы предпочла, если бы какие-то вещи можно было бы самой додумать. Финал меня немного удивил, поэтому пару баллов роману накинула, но в целом, это одна из самых скучных книг среди прочитанных мной.

написала рецензию18 сентября 2015 16:09
Оценка книге:
9/10
КонформистАльберто Моравиа

Что значит быть как все? Какую жизнь можно назвать нормальной? И есть ли такая жизнь? Эти и многие другие вопросы задает Альберто Моравиа в своем романе «Конформист». Его персонаж, Марчелло Клеричи, уделял слишком много внимания и сил тому, чтобы казаться нормальным человеком. С этой целью он женился на нелюбимой женщине, стал отцом и даже разделил взгляды фашистов, потому что в то время нормальный итальянец делал именно так. Он приспособился к такой власти, делал то, чего от него ожидали, пережил войну (Моравиа не говорит как, но готова поспорить, что все это время он просидел, спрятав голову в песок) и с не меньшим энтузиазмом готов был приспособиться к власти новой. Вот только за все поступки приходится платить, иногда платить нужно слишком дорого. И что если платить за ваши грехи придется не вам? Скажу сразу, что этот роман расплющил меня своей мрачностью, неподъемной тяжестью и даже несправедливостью. Да здравствует нормальная жизнь!

Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.

На странице представлена биография автора Альберто Моравиа, который родился 28.11.1907 в Рим, Италия. Также можно узнать интересные факты из жизни, увлечения. Здесь вы можете ознакомиться со всеми книгами автора, прочитать рецензии и выписать известные цитаты из книг автора Альберто Моравиа. А также обсудить понравившиеся произведения с другими читателями и поставить свою оценку книгам автора Альберто Моравиа. Стоит отметить, наиболее популярными книгами автора являются - Презрение, Римлянка, Равнодушные. Жизнь любого деятеля искусства и литературы всегда наполнена яркими событиями, известными личностями и местами - исключением не является и Альберто Моравиа.

Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт