Посторонний

1942

Описание

Как это жить и не о чем не думать? Не иметь ни к чему никакого стремления и ни во что не иметь веры. Как можно жить без ожидания какого ни будь чуда, не находится в поиске смысла, не задумываться о возможных последствиях и не переживать о себе и о других. Жизнь, лишенная любого проявления чувств, кажется выкинутой из реальности, но вопреки этому есть такие люди, которые живут в состоянии близком трансу. Как, например, Мерсо – главный персонаж книги Посторонний.

Он – лишний в человеческом обществе, которое постоянно мечется из стороны в сторону в поисках своего истинного счастья. Мерсо всегда находится в счастливой эйфории, для достижения которой ему не требуется что-то сверхвозможное. Он даже не затрудняется поиском ответа на вопрос, почему же он счастлив. Его жизненной аксиомой является принцип: просто жизнь и есть настоящее счастье. Но большинству людей не дано его понять. Он – лишний.

8,2 (586 оценок)

Купить книгу Посторонний, Альбер Камю


Интересные факты

Камю утверждал, что Мерсо: "Единственный Христос, которого мы заслуживаем".

В 1967 году итальянский кинорежиссёр Лукино Висконти снял по повести одноимённый кинофильм. Роль Артура Мерсо исполнил актёр Марчелло Мастроянни.

«Посторонний» занимает первое место в списке «100 книг века по версии Le Monde». Повесть вдохновила фронтмена группы The Cure, Роберта Смита, на создание дебютного сингла Killing an Arab.

У группы "Ария" есть песня под названием "Ночь короче дня". Автор текста Маргарита Пушкина писала, что сюжетом для песни послужил роман А. Камю "Посторонний"

Цитаты из книги

<p>Все небесные блаженства не стоят одного-единственного волоска женщины.</p>
Мерсо
Добавил(а): oderdweit
<p>Человек всегда бывает в чем-то немножко виноват.</p>
Мерсо
Добавил(а): oderdweit
<p>Человек, проживший на свете хотя бы один день, мог без труда провести в тюрьме сто лет. У него хватило бы воспоминаний для того, чтобы не скучать.</p>
Мерсо
Добавил(а): oderdweit
<p>Свобода - это женщины.</p>
Мерсо
Добавил(а): oderdweit
<p>В сущности, я прекрасно понимал, что умереть в тридцать лет или в семьдесят – невелика разница, всё равно другие мужчины и женщины останутся жить после тебя, и так будет ещё тысячи лет. Ясно и понятно, чего проще. Теперь или через двадцать лет – всё равно я умру. Сейчас при этом рассуждении меня смущало одно: как подумаю, что можно бы прожить ещё двадцать лет, внутри всё так и вскинется.</p>
Добавила: dumsperoadastra

С этой книгой читают:

Упоминание книги:

написал(а) рецензию2 мая 2018 0:41
ПостороннийАльбер Камю

«Сегодня умерла мама. Или, может, вчера, не знаю».

Легендарное начало. Вы могли не читать само произведение, но эти два предложения, наверняка, знаете очень хорошо. «Сегодня умерла мама»… казалось бы, на этом можно было и закончить. Описать похороны матери – и дело с концом. Ладно, это была неплохая подводка к дальнейшим событиям: характер Мерсо хорошо раскрылся в свете похорон и далее тебе проще понять его поступки. Но мысль про подводку недолго была в моём мозгу: вскоре наш «бесчувственный» господин убил араба, и вот тогда начинается всё самое интересное.

Только тогда ты понимаешь, что роман не мог начаться другими словами.

«Сегодня умерла мама».

Вы только посмотрите: как много равнодушия в этих словах.

«Или, может, вчера, не знаю».

Кто из вас сможет так спокойно отреагировать на смерть своего предка? Кто способен пить кофе, сидя рядом с его безжизненным телом? Кто сумеет оставаться хладнокровным, когда на крышку гроба будут падать комья земли? Мерсо – смог.

По прочтении всего мне кажется: его судили не потому, что он убил араба; его судили потому, что он так спокойно отнёсся к смерти собственной матери. Мне кажется: если бы он проявил хоть какие-нибудь эмоции по этому, его бы не отправили на гильотину. Мне кажется: откажись он от кофе у гроба – и ничего бы такого не случилось.

Мерсо представляется мне потерянным человеком – потерянным в самом себе. Он не знает, что испытывает, ему всё лень, он ничего не хочет. Никаких амбиций. Никаких инициатив. Полноценная амёба. Человек, лишённый чего-то важного – более важного, чем обычного смысла... Никак не могу понять, чего именно.

Мерсо представляется мне мной. Моей тёмной стороной. Он олицетворяет то, что порой присутствует во всех нас – эта апатия, нежелание что-либо менять в своей жизни. Когда он смирился с тем, что его голова будет отделена от тела, он проиграл смерти. Порой мы тоже проигрываем нашим небольшим смертям – когда смиряемся с чем-либо, пуская всё на самотёк. Порой каждый из нас заслуживает быть осуждённым – за то, что на наших похоронах мы не проронили по себе ни одной слезинки.

написала рецензию18 декабря 2017 23:03
Оценка книге:
8/10
ПостороннийАльбер Камю

"Сегодня умерла мать. Или, может, вчера, не знаю".

Экзистенциализм, абсурд, бунт. Новая и долгожданная встреча с Камю, с его дебютной и потому особенной повестью. Короткая и написанная намеренно лаконичным, телеграфным языком, она оказывается полна красками и смыслами, которые как ветви разрастаются в разные стороны.

Посторонний, или Чужой, или Незнакомец. Образ, пускай и не новый по своему названию, но именно в исполнении Камю ярко выделившийся и укоренившийся в европейском (и, наверное, не только) сознании. Камю даёт ему имя - Мерсо. Смотря на Мерсо в общем и поверхностно, первое, что приходит в голову - странный, непонятный. Он выделяется из привычной социальной картины своим равнодушием и безэмоциональностью. Ему всё равно, кто будет его другом, женой, не важно, что умерла мама, ни имеет значения любовь и прочие чувства, ни чужие, ни даже свои. С общепринятой точки зрения на нормальность, герой несомненно будет заклеймён как псих, ненормальный и даже не человек. Каким-то образом герой оказывается не только не чувствующим, но и не особо мыслящим. Он говорит, что никогда особо не размышлял о своих чувствах. Перестают работать и декартовское Cogito ergo sum (мыслю, следовательно существую), и последующее расширение этой идеи в Sentio ergo sum (чувствую, следовательно существую).

Но не стал бы Камю писать целую повесть про безмозглого, бесчувственного персонажа. Пусть он и абсурдист, но его абсурд не так поверхностен. Автор создавал образ свободного человека, свободного от страстей, суеты, лишних и разрушающих эмоций, от иллюзий, отличного от вечно к чему-то стремящихся остальных. Но абсолютной свободы человеку, возможно, найти не дано, поэтому Мерсо видится персонажем мифическим. Получается что-то вроде мифа о постороннем, предшествуя мифу о Сизифе. Но все мифы растут из нашей человеческой сущности. И в этом утрированном образе практически каждый найдёт своё отражение, а вернее часть его.
Ведь чтобы понять Мерсо во всей полноте, нужно быть его копией. Но наш мир разнообразнее, а образ абсурден, и каждый индивид соприкасается с Посторонним только в определённых точках. И поэтому созданный Камю феномен находит своё продолжение уже в творчестве читателей, создающих множество интерпретаций и восприятий.

Последующие после публикации страшные годы 2-й Мировой и геноцида евреев не могли не дать новые размышления о значимом и популярном произведении. Толпы равнодушных людей, которые безропотно выполняя приказы, распространяли и потворствовали злу, вдруг нашли отражение в образе Мерсо. Конформизм, приспособленчество? Но даже конформизм подразумевает под собой стремление: стремление к безопасности, или, как например у Моравиа в "Конформисте", желание быть как все. Герой же не приспосабливается к действительности, потому что желает этого и не ради какой-то выгоды. Его приспособленчество к обстоятельствам носит неосознанный характер, а по сути своей он вообще бунтует, и бунтует настолько тихо, что это становится невозможно громким. Конформизм также предполагает ложь, прежде всего самому себе в виде создания вымышленной картины мира. Но и тут расхождение. Главный герой оказывается абсолютно не способным ко лжи. Он не солгал ни разу другим, но и себе также, так как Камю сделал его свободным от иллюзий.

Обостряя ситуацию и раскрывая образ Постороннего, автор решает поместить его в бездушную судебную машину. А там, как заявляет защитник Мерсо "всё вывернуто наизнанку". Суд сам становится театром абсурда, где начиная судить человека за убийство, выносит ему приговор "за то, что он не плакал на похоронах матери", за то, что пошёл смотреть комедию на следующий день после похорон, начал новые отношения. А это совсем небольшой шаг до того, чтобы начать судить за "мыслепреступление". Обнажая лживость судебной системы, ещё больше обнажается и отчуждённость героя, его одиночество и его противостояние равнодушному миру. Не все ли мы чувствуем то же самое в той или иной мере? Мир сваливает на нас обстоятельства, ставит в странные положения и ситуации и требует от нас нужной реакции, а потом судит за неё, а часто читает в наших мыслях и чувствах совсем не то, что там было на самом деле. Равнодушные судит равнодушного.

Самое загадочное для меня у Камю то, что несмотря на вроде бы пессимистичные сюжеты, на это явное ощущение одиночества в мире, противостояние его равнодушию, невозможность устранить зло, он продолжает вдохновлять. Так было с "Чумой", и так произошло с "Посторонним". Не смотря на заявление о том, что "жизнь не стоит труда быть прожитой", герой проживает её, осознаёт, более того он её чувствует, но не в рамках привычных понятий, а вне категорий нравственности, он примиряется с равнодушием мира и потому чувствует счастье. Герой повести не нравится, и, наверное, не должен нравится и не должен вызывать полного сочувствия, но многочисленные моменты узнавания в этом мифе нашей реальности, делает его неотъемлемой частью нас самих. Примирение с этой частью, как и с чувством отчуждённости, возможно и есть шаг к свободе и к счастью.

Luminaries (@cupy)19 декабря 2017 11:56

@liu, не, там будет там)) А тут @Nyut побудила именно к этой книге дать совет. Хотя фильм много-много раз вспоминался, потому что несколько лет был у меня любимым, когда только посмотрела

Ответить

Людмила (@liu)19 декабря 2017 11:58

@andres, да, я видела твои рецензии, целых 2 =) Спасибо! У меня вчера аж голова трещать стала из-за того, что не могла вместить в рецензию все мысли, которые были. Уж очень много всяческих деталей, которые заставляют задумываться и строить новые предположения. Насчёт конформизма, это наверное последствия чтения Моравиа. Но Камю всё же писал вне понятия конформизма, пожалуй, то есть не наделял им персонажа.

Ответить

Людмила (@liu)19 декабря 2017 12:01

@cupy, ого, из любимых даже? В ближайшее время посмотрю, у меня у Вани очередная поездка, так что очередные вечера с фильмами в одиночку)

Ответить
написала рецензию6 октября 2017 16:01
Оценка книге:
7/10
ПостороннийАльбер Камю

#БК_2017 (8. Любимая книга вашего родственника).
Ох, даже и понять не могу, что вызвала во мне эта повесть и как я к ней отнеслась. Все сумбурно, смешано, неоднозначно. Перед началом чтения основную мысль произведения я уже знала - посторонний - это безучастный ко всему на свете человек. Но даже не думала, что это качество может предстать в такой степени.

Изначально мне не нравился стиль повествования. Какой-то ленивый, тянущийся, односложный. Ощущение, что автор не повесть пишет, а сдает отчет о проведенном дне. "Выехал автобусом. Было очень жарко", "Предложили кофе с молоком. Я согласился, потому что очень люблю кофе с молоком", "Я все еще лежал. Он присел на край кровати" и все в таком же роде. Но в конце концов стало понятно, что таким способом, наверное, лучше всего можно передать безразличие героя, тем более что рассказывается история от первого лица. Но от понимания данного факта эти односложные цитаты не стали нравиться мне больше. Все повествование можно описать одной фразой, которой постоянно пользовался Мерсо - "все равно". Да, со страниц повести неизменно проглядывало одно сплошное "все равно". Огромный респект Камю, ведь он как нельзя лучше раскрыл суть своего произведения.

Но несмотря на восхищение автором, "Посторонний" не вызвал во мне даже чего-то похожего на восторг. Не знаю, видимо, я не прониклась чувствами Мерсо, точнее, отсутствием таковых. Он выказывал просто потрясающее равнодушие. Умерла мама, и на похоронах он побывал только потому, что должен. Произошло это вчера или сегодня? Не знаю, да и это не важно. Пожениться? Ну давай поженимся, если надо. Люблю ли я тебя? Нет, но это и значения не имеет. Совершенно безразличен он оставался и к своему судебному процессу по поводу совершенного им убийства (которое, кстати, тоже в нем никаких чувств не вызвало). Он просто лишь устал от всех этих разговоров судьи, прокурора, адвоката. Разве такой человек может вызывать положительные эмоции? Мне кажется, он вообще никаких эмоций не может вызывать. Кроме, наверное, жалости. Ведь это грустно - быть лишенным каких-либо чувств.

Лишь в конце, после того как и Мерсо, и читателям позволяют узнать вынесенный на суде приговор, он, сидя в своей тюремной камере, позволяет своей душе хотя бы немного выглянуть наружу - когда он прислушивается к каждому шагу и шороху за дверью, размышляет о жизни, испытывает страх. А при встрече со священником эта душа не просто выглядывает, она вырывается. Все слова, чувства, которые были внутри, превращаются в слова. Хорошо, что хотя бы в последние дни это случилось.

Книга о многом заставляет задуматься, и я вовсе не жалею, что потратила на нее время, но все же сильного влияния она на меня не оказала и в списке понравившихся мне книг места не заняла.

Я тоже, если честно, не поняла восторгов по поводу книги.

Ответить

Мила (@lyuda333)8 октября 2017 7:21

@Shishkodryomov, да, спасибо, "Чума" у меня как раз в планах.) Вот и проверю, может, действительно не мой автор.

Ответить

@lyuda333, по моим наблюдениям формой мышления на Камю похожи (только формой) Флобер, Мопассан, Моэм, Теккерей

Ответить
написала рецензию4 апреля 2017 12:46
Оценка книге:
6/10
ПостороннийАльбер Камю

Все мы любим порой в большей или меньшей степени "изливать душу" собеседнику. А уж у нас в стране так и издавна так повелось, что вместо практикующих психологов , которых до недавнего времени особо и не было, мы рассказываем о том, что нас беспокоит, тяготит или требуют выхода эмоции своим друзьям и подругам. Можно было бы порой и уши незнакомых людей использовать по назначению, чтобы потом не тяготиться так вдруг возникшим откровением, но мало и редко кто такое позволит. А вот у героя Камю Жан-Батиста Кламанса такая возможность появилась. Бывший парижский адвокат, волею случая оказавшийся в Голландии в какой-то момент оказывается за столиком в кафе с незнакомым человеком и беседа ( наличие которой мы только можем предположить) превращается в монолог, исповедь героя, где он не ищет оправдания, ни в чем не раскаивается , не ждет от вас ответной реакции, он рассуждает о многих важных вопросах и темах и скорее всего жаждет узреть подтверждения собственным мыслям и выводам. А если таковых не окажется, он и так проживет. Ведь главное не в этом. В небольшом по объему произведении автору устами ГГ удалось поговорить и о людском эгоизме и его неискоренимости, о быстротечности жизни и неминуемом её конце рано или поздно, о Боге и людях , нас окружающих, друзьях и знакомых и ролях, которые мы исполняем друг для друга, об отношениях мужчины и женщины, любви и ненависти, о Боге и религии, преступлении и наказании... Я даже не знаю, анализируя прочитанное, что бы не затронул Камю здесь. И самое интересное, что даже не соглашаясь с чем-либо , слушать героя интересно, увлекательно, несмотря на местами резкость его суждений, и создается ощущение сопричастности, когда невольно его слова и поступки "примеряешь" на себя и своё окружение и в целом на мир и картинка-то получается не всегда радужная, но от этого не менее актуальная и стимулирующая задуматься о том, как мы живем, в погоне за призрачным, растрачивая самое ценное - время и жизнь. И отдельный респект автору за историю с мостом в жизни ГГ и её отголоски в дальнейшем.

написал рецензию10 июля 2016 23:05
Оценка книге:
8/10
ПостороннийАльбер Камю

Признаюсь, вынужден переписывать рецензию на эту книгу, потому что прошлую я писал после бутылки Джима Бима, и нацелена она была не на широкую аудиторию.

Но к этой книге я всегда возвращаюсь в холодные минуты своих размышлений и еще когда грустно. Поэтому есть необходимость трезво - во всех смыслах этого слова - взглянуть на книгу, которая пробудила так называемую "Совесть Запада".*

Раньше в твоих глазах отражались костры
Теперь лишь настольная лампа рассеяный свет...
Что-то проходит мимо, тебе становится не по себе.
Это был новый день - в нём тебя нет... (с) В.Цой

Почему когда грустно? Да потому что хочется представить себя главным героем "Постороннего" Мерсо, который объявил свой одиночный бунт всему миру. Только закрываю глаза и представляю - ночной горизонт на фоне горящих звезд, темный лес, холм и контур одного человека стоящего на нем. Вокруг пролетают кометы, за тучами светит луна. Его взор устремлен вверх. Вот так я, наверное, рисую минутное одиночество во вселенной.

Ведь на самом деле, когда читаешь "Постороннего" - видишь только Мерсо. Остальные персонажи словно ожившие декорации не имеют никакого значения. Они лениво проплывают мимо него. И вся книга размышления и размышления.

Не спешите ее удалять из хотелок, я совсем не это имел в виду. Конечно там есть сюжет, достаточно прочитать анонс чтобы понять. Но сюжет здесь не так важен. Камю старался подражать своему кумиру Достоевскому, чтобы передать переживания героя, его душевные терзания. И по-моему ему это удалось. Это важнее сюжетной линии.

На первый взгляд поражает главный герой - достаточно прочитать первую и последнюю главы книги. Он спокойно переживает смерть матери, и также спокойно готовится войти на эшафот. Кажется, ну не бывает такого равнодушия, отрешенности и нигилизма в одном человеке.

Поэтому лично я и беру это книгу, когда приходит та самая черная полоса. В такие моменты чувствуешь это состояние как никогда лучше. Камю не просто так назвали "совестью запада". Мне кажется, он очень четко обрисовал очертания молодого человека того времени. За его плечами революции, первая и вторая мировые войны, коммунизм, фашизм, нацизм. Голова идет кругом - все вокруг кричат, зовут на баррикады, на смерть, на подвиг. Он гнался за ними, пока все не обратилось в призрачные мечты, все лозунги в невнятный ор, листовки в макулатуру, а баррикады в ветошь. Мир вокруг него стал абсурдным, он сам превратился в свою очередь в абсурд.

Читатели возмущаются. Мол, поведение Мерсо неестественно. А мне оно кажется абсурдным, но естественным, и я даже готов его понять в какой-то момент. Может быть, это и есть то поколение, про которое бабушки ворчат, что эти детям "ничего не нужно". Про нас, 90-х, ведь тоже так говорили. Наверное, мы чем-то похожи.

*"Совестью Запада" прозвали Альбера Камю после получения "Нобелевской премии" за его прозведения.

Гарри Поттер и Орден Феникса
Июль - Август, 2015
Заметки - это удобный и простой способ хранить нужную информацию
или мысли о книге для личного использования. Ваша заметка будет видна только вам.
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.
Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт