Золотой Храм

1956

Описание

Роман "Золотой Храм", в основу которого положена реальная история сожжения молодым монахом храма Кинкакудзи, стал одной из вершин в творчестве писателя и считается самым читаемым в мире произведением японской литературы.

После смерти отца Мидзогути поступает в школу при буддийской академии Риндзай, где находится легендарный Золотой Храм, один из самых выдающихся архитектурных памятников Киото. Постепенно Храм занимает всё больше места в мыслях Мидзогути, становясь настоящим идеалом Прекрасного для юноши.

8,2 (83 оценки)

Купить книгу Золотой Храм, Юкио Мисима


Интересные факты

Один из самых читаемых романов японской литературы в мире.

В романе в форме псевдоисповеди предлагается авторская версия истории психически неуравновешенного монаха, который в 1950 году сжёг храм Кинкаку-дзи в Киото.

Удостоен литературной премии Ёмиури

Цитаты из книги

<p>О, как отчётливо я сознавал: душа может сколько угодно стремиться к возвышенному, но эти тупые и скучные органы, которыми набито моё тело, будут стоять на своём и мечтать о пошлом и обыденном.</p>
Добавила: oksanamore
<p>Из всех моих чувств только ненависть была неподдельной, ибо кто заслуживал ненависти более меня самого?</p>
Добавила: katherinezeta94
<p>Глядя на солнечные пятна, движущиеся по этой рубашке, я вдруг почувствовал себя счастливым. Жизнь моя так же измята и морщиниста, как эта белая ткань. Но ткань сияет на солнце, несмотря на морщины! Может быть, и я?...</p>
Добавила: katherinezeta94
<p>Говоря языком банальным, я, всю жизнь уверяя себя, что недостоин любви, только о ней и мечтал.</p>
Добавила: katherinezeta94
<p>Уверенность, что никто тебя не полюбит, - вообще основа человеческого существования...</p>
Добавила: shut_rom

С этой книгой читают:

Упоминание книги:

написала рецензию29 ноября 2019 1:57
Оценка книге:
8/10
Золотой ХрамЮкио Мисима

«Чем чище выведенная порода, тем меньше сопротивляемость болезням. Так, может, и Цурукава, состоявший из одних лишь чистейших частиц, не обладал защитой против смерти? Если моя догадка верна, то мне обеспечено исключительное долголетие, будь оно проклято».

Писать рецензии на произведения Юкио Мисимы трудно. Даже сейчас, решительно собравшись с мыслями, я около семи раз стёрла и заново напечатала то, что изначально должно было стать вступлением. Последняя попытка, увы, подтолкнула меня к пути наименьшего сопротивления, и именно по этой причине вы сейчас читаете это жалкое подобие чего бы то ни было, которое и позволяет мне задаться вопросом, отчего так произошло.

Перед прочтением «Золотого храма» я решила подготовить себя морально – так часто до этого я слышала, что Мисима сложен и крайне противоречив. Не придумав ничего лучше, чем начать с одного из первых его произведений, которое очень кстати мне подсказал недавний знакомый, я одновременно и глубоко ошиблась, и не ошиблась вовсе. Конечно, вся фраза целиком звучит очень сомнительно и странно. Но всё именно так.
Если бы не стоявший в списке Академии «Золотой храм», я, пожалуй, больше никогда и не притронулась бы к произведениям Юкио Мисимы, как бы ни старалась отделять друг от друга творение и его творца. Однако исключительно по великой случайности в издании «Золотого храма» мне попалось замечательное предисловие о жизни автора, которое поставило моё впечатление об «Исповеди маски» с ног на голову и впоследствии заставило меня иначе воспринимать текст «Золотого храма».

Однако перейдём ближе к сути.
В «Золотом храме», точнее, по крайней мере в большей его части Юкио Мисима досконально разбирает такие понятия как красота и изъян, поднимая также вопрос об их понимании и принятии целым обществом и отдельно взятым человеком. Отдельно взятых людей тут, правда, порядком, и у всех, как и полагается, даже у проститутки из борделя, имеется свой взгляд на красоту, о котором они так или иначе незамедлительно сообщают. Интересно, что помимо точки зрения среднестатистического человека, относительно здорового как морально, так и физически, автор рассматривает ещё и точки зрения калек: главного героя Мидзогути, страдающего от речевого дефекта, который вынуждает его заикаться на каждом первом слове (у него мнение на счёт красоты постоянно меняется, как и вообще на любой другой счёт); его друга и в некотором роде временного духовного идеала Касиваги с кривыми ногами, которому претит всё долговечное (литература, архитектура, изобразительное искусство).

Физические изъяны двух этих героев, к слову, очень созвучны с постоянно упоминающийся храмовой пристройкой, столь нелепо нарушающей первозданную идеальную симметрию Кинкаку-дзи, вокруг в которого и блуждают мысли рассказчика.
Если говорить об изъянах не только физических, пусть выражусь я сейчас несколько скверно, меня очень порадовало, что дилемма любви, чрезмерно вымучиваемая в доброй части «Исповеди маски», никак не помешала мне здесь. Да, конечно, автор вовсе не обошёл эту тему стороной. Например, практически каждое появление Касиваги было так или иначе связано с женщинами, отношениями, половыми связями; или взять хотя бы того «греховного» настоятеля. Но всё-таки рассуждения о прекрасном и отвратительном, о рождении и о росте величия, об увядании, смерти и разложении, а также о чистоте и порочности в «Золотом храме» вышли на первый план, потянув читателя за собой в круговорот противоречий внутреннего мира главного героя, в конце концов отважившегося на уничтожение прекрасного.

Рассуждения из «Золотого храма» у меня постоянно перекликаются с тем, о чём позднее писала Донна Тартт в «Тайной истории». «Если нам хватит силы духа, мы можем разорвать завесу и созерцать обнаженную, устрашающую красоту лицом к лицу. Пусть бог поглотит нас, растворит нас в себе, разорвёт наши кости, как нитку бус. И затем выплюнет нас возрождёнными». Аналогично можно привести в качестве примера переломную для сюжета «Тайной истории» сцену в лесу.
Красота величественна и порочна, и, чтобы очиститься, необходимо воздать красоте столь же великую жертву – уничтожить её. Эти и древнегреческие мотивы, кстати, во множестве деталей встречаются и в более ранней и уже тысячу раз упомянутой «Исповеди маски».

Мидзогути преодолевает длинный путь, сплошь состоящий из душевных терзаний.
Честно говоря, мне часто не по душе следить за обилием метаний из стороны в сторону, скопом хаотичных мыслей и тревожными одержимостями персонажей. К тому же мне не особенно приятен характер главного героя. Однако связь этого человека с храмом на каком-то более высоком уровне, нежели психологический, стала для меня той самой ниточкой, проходящей через каждую деталь, упомянутую в произведении, за которую я смогла крепко ухватиться и с помощью которой я прошла этот путь до самого конца.
В данном случае оказалось очень интересным следить за тем, как человек, на которого в первый раз храм сильно давит, заставляя ощущать разочарование, отвращение и дисгармонию, приходит сначала к безмерному восхищению им, а затем, после спуска его «до своего уровня», к первобытной ненависти к нему. Как человек, всегда бывший прилежным учеником, «развязывает себе руки», спускаясь до систематических прогулов с целью насолить тому, кто всегда относился к нему со снисходительной добротой. Как человек, поначалу равнявшийся на безмерно чистого и непорочного, приходит к идее сожжения прекрасного и незамедлительному самоубийству.

Путь Мидзогути, его влияние на самого себя и влияние на него извне в мельчайших подробностях можно рассмотреть на страницах романа, имеющего удивительно малый объём, и это, пожалуй, впечатляет. Но самыми интересными мне показалось даже не столько это и не столько межличностные отношения и связи героя, которые, пожалуй, преобразовали его в наибольшей степени, сколько влияние на него времени, места и религии.
Ведь он – ученик буддийской школы (впоследствии – университета), живущий в стремительно сдающей свои позиции стране во время второй мировой войны. И хотя по большей степени о политической обстановке речи так и не зашло, само ощущение второй мировой войны ощущается отчётливо и не может обходить Мидзогути стороной. Это ощущение есть ничто иное, как голос современного поколения и его собственный голос. Непонимающих, переосмысливающих то, что имеет огромное значение для взрослых и стариков. Вторая мировая едва ли трогала молодые сердца, она проходила где-то мимо, на горизонте, будто бы не существуя («Для нас, подростков, война была чем-то фантастическим, пугающим, абсолютно лишённым реальности и смысла, словно жизнь в некоем закрытом от всего мира изоляторе»), но тем не менее не могла на них не повлиять.
С религией тут всё тоже очень увлекательно. Я раньше встречалась с историей про убийство кота и со следующими словами Линьцзы, наставника школы чань-буддизма: «Если вы хотите обрести взгляд, соответствующий Дхарме, то не поддавайтесь заблуждениям других. С чем бы вы ни столкнулись внутри или снаружи – убивайте это. Встретите Будду – убивайте Будду, встретите патриарха – убивайте Патриарха, встретите архата – убивайте архата, встретите родителей – убивайте родителей, встретите родственников – убивайте родственников. Только тогда вы обретёте освобождение от уз». Однако, как говорится, было это давно и неправда. Тогда я ни на минуту не задумалась над этими словами. В нынешний же момент они крутятся в моей голове уже не первые сутки. Кто-то скажет, что не ожидал подобного от такой мирной религии как буддизм. Да, наверное, так оно и есть, и я не могу не согласиться с тем, что, если воспринимать эти слова буквально, они не лишены жестокости. Но, думая об этом, я предпочитаю рассматривать их не столь радикальным образом. Для меня в них сокрыт секрет философии «непривязанности» к физическому; ключ к тому, как оставлять холодными собственные разум и сердце.
Тем не менее я не могу отрицать, что и в жестоком их варианте присутствует определённая красота. Я, к сожалению или к счастью, очень близка к тому, чтобы даже согласиться с ними.

Кажется, пришла пора делать выводы, тем самым подводя к логическому концу этот бесконечный словесный поток, потому как дело близится к третьей странице текста, а по сути я так почти ничего и не сказала :D. Мисима действительно несколько труден в том плане, что на первый взгляд в его работах можно увидеть только рассуждения о плотском желании и аполлонах. При отсутствии должной подготовки к нему практически невозможно правильно подступиться. Но он заставляет думать. Причём думать так, как раньше не приходилось, или приходилось, но не в той мере, в которой придётся. Под обёрткой извращённых фантазий (со временем на них почти перестаёшь обращать внимание) можно найти увлекательнейшие рассуждения о вещах, окружающих нас повсюду.
Конечно, браться за произведения Юкио Мисимы нужно основательно. Поэтому, если вы не готовы к чему-то очень тернистому, начинать не стоит – отложите до лучших времён. А после первого прочитанного произведения (наверное, всё-таки лучше брать самые знаменитые) прочитайте его биографию – поможет лучше понять.
Ну а я сделаю небольшой перерыв и обязательно вернусь к этому автору.

«Солнце высвечивало снизу белые кости храмовых построек, и храм казался возрожденным».

#С2_3курс (Список №7, Япония, дополнительно.)

@neveroff29 ноября 2019 23:04

Ох, мне кажется большинство книг японской литературы - это очень тернистый путь. На который еще надо созреть. А потом не испортится по дороге...

Очень мне нравится как вы рассуждаете в своих рецензиях.))

Ответить

Jane Hellberg (@v1shn)30 ноября 2019 1:03

@neveroff, одна из причин, по которой мне так нравится японская литература (надо отметить, я вовсе не отрицаю свои мазохистские наклонности, ага). Не только японская, в прочем. Я бы расширила рамки этой категории ещё дальше на юго-запад от этого островного государства, на полуострова Индостан и Индокитай. Во всей этой местности, как мне кажется, значительная часть произведений по природе своей очень напоминают воду (я говорю с некоторой неуверенностью, потому как мне пока что не довелось узнать всю полноту слова «значительный» в данном контексте). И нет никакой разницы, что вы представляете себе, сталкиваясь со словом «вода»: океан, море, реку или даже обыкновенную каплю дождя, случайно угодившую на вашу руку в момент, когда вы уверенно шагали по улице в компании зонта, то и дело сдуваемого ветром к очередному чёрту на рога. Эта литература переменчива. В том плане, что аналогичным воде образом может принимать любую форму. И она столь же неуловима и едва осязаема, сколь быстро испаряется несчастная вышеупомянутая капля с поверхности тела. Не имея ни конца, ни края, она обычно несёт в себе больше саму мысль, чем сюжет, ибо последний служит ей лишь дополнением, а не наоборот, как это часто бывает.
В частности, да, и поэтому тоже литература получившейся в ходе моих рассуждений довольно обширной области, – долгий и тернистый путь, и особенно для человека европейского. Путь, к которому порой бывает мало только лишь созреть, как бы пафосно и высокомерно это ни звучало на самом деле.

И благодарю. Мне приятно, что полотна, которые периодически вынужден хранить в себе многострадальный жёсткий диск моего компьютера, хоть кому-то приходятся по вкусу. В прочем, я, вероятно, была бы рада даже в том случае, если бы они действовали на людей как снотворное – возможно, кому-то, страдающему, например, той же бессонницей, это могло бы помочь уснуть :D.

Ответить

Jane Hellberg (@v1shn)30 ноября 2019 1:09

Короче, мне только дайте малейший повод, так я опять пишу эссе на тему и без всякой темы.
@neveroff, не разговаривайте больше со мной, это чревато моей графоманией "D.

Ответить
написала рецензию26 ноября 2019 16:01
Оценка книге:
8/10
Золотой ХрамЮкио Мисима

#С2_3курс

«Он один на один со всем мирозданием – без веры, без морали, без любви»

Не без опаски принималась за чтение этого романа, очень уж не хотелось проникать в искалеченное сознание. Опасения были не напрасны, небольшой роман я читала целых три дня, постоянно отвлекаясь, потому что просто задыхалась в подобной атмосфере. Но постепенно сквозь брезгливое сочувствие к героям все же пробились ростки уважения к таланту автора.
С моей точки зрения, все люди делятся на три категории по отношению к прекрасному – умеют видеть ее и любить, а при наличии таланта и сами создают, равнодушные люди, живущие только практической стороной жизни, и люди, страстно ненавидящее красоту, которых она подавляет, и уничтожающие ее при возможности. Главный герой сам признается себе в последнем: «То было время, когда мне удалось опустить Храм с недосягаемой высоты до моего уровня, и, веря в это, я мог любить его безо всякой горечи и страха.» Вот это «опустить до своего уровня», наверное, самое печальное в человеческом сосуществовании. Нет бы осознать свою ничтожность и заурядность, и или жить спокойно, или пробовать расти, нет, нужно совершить деяние, да еще и с большой буквы:( Уничтожение храма, как способ стать ближе к нему – понять могу, простить и принять – нет.
Главная беда героя вовсе не в его посредственной внешности, заикании или бедности – он сам говорит, что все дело в его душе: «Из всех моих чувств только ненависть была неподдельной, ибо кто заслуживал ненависти более меня самого?» «Прекрасное открывается мне с опозданием, не сразу, как другим людям. У всех остальных красота вызывает немедленную эмоциональную реакцию, у меня же реакция задерживается.» «Мои чувства тоже страдают заиканием, они всегда запаздывают.»
Мидзогути в романе не единственный искалеченный духовно и физически – здесь и косолапый дружок со свой не менее мерзкой философией, который тем не менее говорит иногда вполне адекватные вещи: «Мир может быть изменен только в нашем сознании, ничему другому эта задача не под силу. Лишь сознание преобразует мир, сохраняя его неизменным. Вселенная навсегда застыла в неподвижности, и одновременно в ней происходит вечная трансформация.» «Надо иметь мужество трезво оценивать вещи, но не менее важно иметь мужество бороться с этой оценкой.»
Наиболее всего понравилось в романе атмосфера ощущения от войны молодым поколением, и переоценка ее значения. «Для нас, подростков, война была чем-то фантастическим, пугающим, абсолютно лишенным реальности и смысла, словно жизнь в некоем закрытом от всего мира изоляторе.» После войны многие устремились занять себе место под солнцем, зачатую идя по головам, и единственное, что мне импонировало в герое – это его непринятие подобного.
Буддизм тоже открылся мне в этом романе с другой стороны, видимо в любой, даже самой мирной на первый взгляд религии, можно найти такие тексты вроде упоминаемых в романе – про убийство котенка и того, где «убей будду, убей патриарха, убей отца и мать – и так спасешься». Нафиг такое спасение? Поверчусь как я лучше и дальше в колесе Самсары:)
Отношение к женщинам тоже очень показательно – не способный любить, Мидзогути также опускает их до уровня вещей и хитрых животных, даже простой половой акт у него сопряжен с тем, чтобы представить не живого человека рядом, а некие образы в своей голове.
Хорошо, что Храм и прекрасное уничтожить нельзя, сколько не убивать, сколько не поджигай. Прекрасное всегда воскресает, как феникс из пепла и забвения. Так и Золотой Храм стоит над гладью Зеркального пруда, заботливо восстановленный, и радует людей своей красотой.

написала рецензию25 ноября 2019 14:53
Оценка книге:
8/10
Золотой ХрамЮкио Мисима

#С2_3курс
#книжный_марафон
#БК_2019 (11. Произведение из зарубежной классики)

С японской прозой у меня очень непростые отношения: с одной стороны, я её люблю, с другой — чтение это всегда не из лёгких. Для меня литература Японии сложнее европейской, читаю её медленно и вдумчиво. Это видно из того, что "Золотой Храм" я читала почти месяц, периодически отвлекаясь на другие книги.

Роман прекрасен и отвратителен одновременно, а точнее, отвратителен его главный герой — молодой монах, абсолютно не привлекательная личность, его и пожалеть совершенно не хочется, хотя он, даже не задумываясь об этом, подсознательно всё же жаждал подобного отношения. От стыдился своего "уродства", заикания, но в то же время хотел, чтобы окружающие эту особенность признали.

Была у главного героя и своя страсть — Золотой Храм, о котором ещё с детства рассказывал ему отец и которым он грезил долгие годы. Храм для него словно бог, для него он живёт, ему поклоняется. Странная, фанатичная привязанность к неодушевлённому существу вовсе не кажется самому герою чем-то ненормальным. Но рано или поздно такая страсть приведёт к закономерным последствиям.
При чтении ты понимаешь, что перед тобой нездоровый душевно человек, которому необходима помощь. Но возможно ли было ему помочь?

Очень необычная книга, на мой взгляд, при этом история, рассказанная Мисимой, не выдумка, она основана на реальных событиях, что делает её ещё более мрачной и трагичной. Страшно, что такой маленький, незаметный человек может жить и вынашивать в голове столь ужасные планы. От книги веет безнадёжностью. И всё же, как работа Юкио Мисимы, она прекрасна.

написала рецензию17 ноября 2019 17:06
Оценка книге:
8/10
Золотой ХрамЮкио Мисима

Ознакомившись с биографией автора и одним его романом Исповедь маски , я уже примерно понимала, чего ожидать от книги. Опять ненормальность и безнадёга. Так и вышло. Беспросветно гнетущее впечатление.

Всё это из-за главного героя. Убогого не столько внешним своим дефектом – заиканием, сколько моральным уродством. В нем нет ничего созидательного. Абсолютно. Судьба в целом добра к нему, он ни разу не оставался без поддержки и помощи близких или чужих, но участливых людей. У него был прекрасный друг, и женщины подворачивались ему вполне добродушные. Его недостаток не был ни для кого из окружающих решающим фактором. Но как говорит он о себе «.. мной владело странное убеждение, будто человек, игнорирующий моё заикание, тем самым отвергает всё мое существо.». Короче, садо-мазо наклонности в самых ярких проявлениях.

Чего и следовало ожидать для полноты уродливого образа – в сексуальном плане он также извращен и ненормален. Классические варианты эротических событий его совершенно не трогают за живое. У него лишь включается некий мыслительный процесс, в котором он начинает проводить параллели с Храмом и выводы о том, что ничего волшебного в женском теле нет, это видите ли просто кусок мяса. Так-то оно так. Но если бы у всех живых существ срабатывала такая мысль, то никого из нас не было бы.

То он размышляет о красоте изнанки нашего тела. Что внутренности наши также прекрасны, как и наружный облик, если даже не лучше. Что же так ужасает людей при виде вспоротых животов?

Ну, а дела его, подлые гаденькие поступки исподтишка говорят сами по себе: подглядеть, обличить, соврать, наступить на живого человека, грубить матери, испортить себе будущее, глупо отвергнув помощь влиятельных опекунов, и главное – уничтожить единственное доступное ему великое и прекрасное – Золотой храм.

Типаж любопытный с той точки зрения, что мне кажется похожи такие «разрушители» друг на друга. И почти нет разницы – жечь, стрелять, ломать, издеваться над животными, убивать и истязать людей. Это тип сознательного, неслучайного преступника. Его психика так устроена, что иначе он просто не умеет. Это его единственный способ самовыражения и путь к славе. Т.е. надо понимать, что это не забитый изгой, а извращенец с манией величия. Всё, что недосягаемо, надо растоптать.

Герой однозначно отрицательный, посыл у книги тяжелый и гнетущий. Но высокую оценку ставлю именно за цельность впечатления.

В следующий раз возьмусь за этого автора только когда уже совсем жизнь медом покажется. Т.к. потемнение в душе и гадливость от пережитого –гарантирована.

#С2_3курс
#БК_2019 (Книга, в названии которой есть какой-то цвет)
#книжный_марафон

написал рецензию2 апреля 2019 19:01
Оценка книге:
7/10
Золотой ХрамЮкио Мисима

#свояигра
#книжный_марафон

Уж не знаю, как эта книга оказалась в моих хотелках и чем я руководствовался в тот момент, что вообще хотел от книги, но в целом, мне понравилось. Всё выглядит очень странным, но интересным.

Жил-был мальчик с очень серьёзным(по его мнению) изъяном – он заикался. В детстве все смеялись над его сложностью в общении и поэтому он решил «запереться в себе» от всего внешнего мира. Тут и всякие комплексы пошли, самооценка прыгает туда-сюда. Наверно, всё могло бы кончиться плохо(а может и хорошо, это уж как посмотреть), но мальчик влюбляется в «Золотой храм», который и будет центром всего повествования. Точнее, мальчик и храм.

И мальчик становится ещё страннее, чем был раньше. Это уже какой-то маниакальный фанатизм. Как по отношению к храму, так и по отношению к себе, к своему внутреннему миру. У подростков это всегда случается, но со временем, всё более-менее, да проходит. В этом же случае всё только развивается…

И блин, за этим было интересно наблюдать – как изгой превращается в маниакально-одержимую личность. Как каждое обычное событие интерпретируется по своему. Как человек находит странную цель и стремится к ней. Зачем? А чёрт его знает(а потом говорят, что это дьявол на ухо нашептал, угу).

Теперь мне очень интересно, сколько вымысла в произведении, а сколько правды, ведь роман действительно основан на реальных событиях. Реально ли то, что думал и переживал главный герой, и что его деяние было сделано именно по тем причинам, описываемым в книге, а не просто додуманы автором.

И да, это было действительно интересно. Я был наслышан о Мисиме, как повёрнутом извращенце, но здесь ничего подобного нет. Но повёрнут ли он? Вполне. Такая контркультура по японски. Не думаю, что когда-нибудь решу продолжить с ним знакомство.

V for (@vandal)3 апреля 2019 7:51

@nuta2019, а эти произведения тоже странные или обычные?)

Ответить

@vandal, это же японская литература)) она априори будет странной в какой-то степени))

Ответить

@vandal, они более привычны западной культуре, но всё же Восточный колорит имеют

Ответить
Гарри Поттер и Орден Феникса
Июль - Август, 2015
Заметки - это удобный и простой способ хранить нужную информацию
или мысли о книге для личного использования. Ваша заметка будет видна только вам.
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.
Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт