Евгений Германович Водолазкин

21 февраля 1964 г.
Киев, СССР

Биография писателя

Водолазкин Евгений Германович родился в 1964 году в Киеве. В 1981 году окончил школу с углубленным изучением украинского и английского языков и поступил на русское отделение филологического факультета Киевского государственного университета. Окончив университет в 1986 году с красным дипломом, поступил в аспирантуру при Отделе древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР.

После защиты в 1990 году кандидатской диссертации на тему «Хроника Георгия Амартола в древнерусской литературе» поступил на работу в Отдел древнерусской литературы Пушкинского Дома, возглавлявшийся академиком Д. С. Лихачевым. Работая в институте, публиковался в «Трудах Отдела древнерусской литературы», журнале «Русская литература» и других изданиях, принимал участие в подготовке Энциклопедии «Слова о полку Игореве» и «Библиотеки литературы Древней Руси».

В 1992 году в связи с получением Лихачевым Тепферовской премии, предусматривавшей годичную стажировку ученика лауреата в Германии, был приглашен Мюнхенским университетом, где изучал западную медиевистику, а также читал лекции по древнерусской литературе.

Вернувшись в Петербург, продолжил исследовательскую работу в области древнерусского исторического повествования, экзегезы и агиографии. Совместно с Г. М. Прохоровым и Е. Э. Шевченко издал книгу «Преподобные Кирилл, Ферапонт и Мартиниан Белозерские». Участвовал в ряде конференций в России и за рубежом, в том числе – в Международных съездах славистов в Кракове и Любляне. В 1998 году в Пушкинском Доме Водолазкиным была организована международная конференция «Монастырская культура: Восток и Запад» (материалы конференции составили основу одноименного издания, вышедшего год спустя).

В 1998-2002 года (с перерывами), будучи стипендиатом Фонда Александра фон Гумбольдта, занимался исследовательской работой в библиотеках Германии. В 2000 году в Мюнхене Водолазкиным была опубликована монография «Всемирная история в литературе Древней Руси», защищенная им в том же году в ИРЛИ в качестве докторской диссертации. В исследовании разработана и обоснована новая концепция древнерусского исторического повествования. Помимо публикаций, эта концепция была представлена на конференциях по медиевистике и лекциях в Санкт-Петербургском университете.

В 2002 году выпустил книгу «Дмитрий Лихачев и его эпоха», в которую вошли воспоминания и эссе выдающихся ученых, писателей и общественных деятелей. С начала 2000-х годов наряду с научными исследованиями в области древней и новой русской литературы печатает публицистические и научно-популярные работы («Независимая газета», «Новая газета», «Литературная газета», журналы «Звезда», «Огонек», «Эксперт» и др.), среди которых – книги «Часть суши, окруженная небом. Соловецкие тексты и образы» и «Инструмент языка». Приблизительно в это же время начал заниматься и литературным творчеством. Изданный в 2009 году роман «Соловьев и Ларионов» стал финалистом Премии Андрея Белого и «Большой книги», а роман-житие «Лавр» (шорт-листы «Большой книги» и «Нацбеста»), по мнению многих критиков и писателей, стал главным литературным событием 2012 года.

С 2012 автор – главный редактор пушкинодомского альманаха «Текст и традиция».

Примечательно место фантастики в творчестве автора. Речь идёт о романе «Лавр», герои которого способны не только исцелять безнадежно больных и останавливать эпидемию чумы, но и прозревать сквозь пространство и время, заглядывая и в наши дни. Подзаголовок называет роман «не историческим». Действительно, время, представленное в книге нелинейно, все события как бы сосуществуют в одно и то же мгновение. И кажущиеся анахронизмы, народе пластиковых бутылок в средневековом лесу или современной лексики из уст персонажей, лишь подчеркивают подлинную природу этого времени. Время «Лавра» сакрально. По сути, перед нами современный опыт агиографии. И текст наполнен юродивыми, благодеяниями, пророчествами и искуплением: перед нами мир, в основе которого лежит Чудо. То самое — первый элемент известной триады «Чудо-Тайна-Достоверность», сформулированной братьями Стругацкими как своего рода канон для фантастических произведений.

Лучшие книги автора

Показать все книги



Похожие авторы:


Упоминание книг автора:


Цитаты из книг автора

Лавр
<p>Из временных указаний все чаще ему приходило на ум слово однажды. Это слово нравилось ему тем, что преодолевало проклятие временем. И утверждало единственность и неповторимость всего произошедшего – однажды. Однажды он понял, что этого указания вполне достаточно.</p>
Добавила: Nyut
Лавр
<p>«Возвращаться, Лавре, свойственно не только птицам, но и людям, сказал однажды Христофор. Должна быть в жизни какая-то завершенность.»</p>
Добавила: Nyut
Лавр
<p>Случалось, он видел в огне свое лицо. Лицо светловолосого мальчика в доме Христофора. У ног мальчика свернулся волк. Мальчик смотрит в печь и видит свое лицо. Его обрамляют седые волосы, собранные в пучок на затылке. Оно покрыто морщинами. Несмотря на такое несходство, мальчик понимает, что это его собственное отражение. Только много лет спустя. И в иных обстоятельствах.</p>
Добавила: Nyut
Лавр
<p>«В Венеции все прощались. Прощание было отмечено особой сердечностью, ибо многие знали, что расстаются навсегда. В этом была особенность расставаний того времени. Средневековье редко имело возможность дважды свести людей в течение земной жизни.»</p>
Добавила: Nyut
Лавр
<p>«Ангелы не устают, ответил Ангел, потому что они не экономят сил. Если ты не будешь думать о конечности своих сил, ты тоже не будешь уставать. Знай, Арсение, что по воде способен идти лишь тот, кто не боится утонуть.»</p>
Ангел во сне Арсению
Добавила: Nyut

Последние рецензии на книги автора

Все рецензии


написала рецензию19 апреля 2017 11:17
АвиаторЕвгений Германович Водолазкин

«Чем больница хороша для романов – в ней много коек».

Сначала подумала про романы-книги. Действительно, больница с её количеством коек будто создана для чтения. И только потом, уже осмыслив фразу в контексте, поняла, что имел в виду автор, и улыбнулась.

Если сказать, что эта книга просто о путешествии во времени, то значит обмануть вас всех. Как и в книге Стивена Кинга 11/22/63, здесь всё гораздо глубже. Только там Америка, а тут моя Россия. И от этого так по-родному, так тепло, так душевно, грустно и трепетно (за исключением нескольких моментов, когда было бестрепетно..).

Платонова заморозили в двадцатые годы двадцатого века, а очнулся он в девяностые. Первая часть книги по большей степени те воспоминания, которые возвращаются к нему из прошлого, вторая часть книги – о настоящем и о том, как передать часть себя в будущее.

Читаю о первых интервью Платонова с журналистами. И ничего не могу с собой поделать. На секунду они не люди, они – нелюди. А он для них - клоун. Они морщат носы, им нужно услышать из его уст воспоминания о великих моментах в истории, а он им всё о шуме трамваев за окном, да о запахе жжёной еловой иголки. Не знаю, совсем, не знаю, каким бы было моё поведение, будь я на месте журналистов. Но хочется верить, что я смогла бы оценить то сокровище, которым успел поделиться Платонов, и смогла бы понять его тоску, его оторванность, его страх.

Пока читала книгу, постоянно вспоминала о Цветах для Элджернона. А точнее, о Чарли. Много схожего – дневник, вмешательство науки, одиночество среди толпы.

«Я позже в жизни наблюдал, что одинокие люди чувствуют тоньше и приближение перемен замечают раньше других».

Два человека из времени Платонова ещё живы. Они – нить, живое доказательство того, что всё это происходит в реальности. Два человека с одинаковыми фамилиями. А остальные на кладбище.

Мне не хватает слов, чтобы сказать о том, насколько книга понравилась. И даже как-то неловко, что до последнего времени я совсем забросила русскоязычных современных авторов. Спасибо Евгению Водолазкину за его Авиатора, а Михаилу Шишкину за его Письмовник.

Дарья (@elloissa)20 апреля 2017 4:18

@Nyut, ты часто перечитываешь книги?) для меня это такая редкость, чтобы захотелось перечитать!)

Ответить

Nyut Cherepashka (@nyut)20 апреля 2017 8:26

@Elloissa, в том-то и дело, что я по первому разу уйму достойной литературы ещё не читала, перечитывание - пока слишком большая роскошь. Имя розы - единственное что перечитывала, ну и всякие детские книги. А мне было б интересно перечитать и Авиатра и другие. При первом чтение так увлекаюсь сюжетом, что многие детали пропускаю

Ответить

Дарья (@elloissa)20 апреля 2017 8:45

@Nyut, да, у меня (а может и у всех нас)) похожая ситуация) И я, кроме ГП, Кентервильского приведения и пары ещё книжек, ничего не перечитывала..)

Ответить
написала рецензию27 февраля 2017 12:59
Оценка книге:
10/10
АвиаторЕвгений Германович Водолазкин

Perfetto!!
Ни одной лишней строчки, ни одного ненужного слова, ни одной посторонней мысли. Ни мгновения смущения и замешательства, ни секунды сомнения. Во мне ликует мой внутренний перфекционист. Настолько лаконична и одновременно замысловата форма изложения.

У Водолазкина исключительный литературный слух. По другому не знаю, как и выразить. Он натягивает струну, наращивая напряжение, но ровно на столько, чтоб оно не успело перерасти в томительное ожидание, и каждый аккорд его ложится на предыдущий идеально, не порождая ни звука фальши.

Я не хочу в случае "Авиатора" рассматривать историческую ценность литературного текста. Серенады Шуберта тоже были аполитичны и не отражали духа своего времени, потому что нет их времени. Они над временем.

Просто каждый поворот сюжета, каждая догадка и развязка в этом романе настолько же уместна, насколько не предсказуема. И кажется, что дневниковая форма - единственно верный, безошибочно угаданный автором способ вписать фантастическую историю в перестроечную действительность.

И под конец дам цитату. Без вводных, просто для настроения. "....если бы я был президентом, заставил бы все население РФ вечерами играть в лото. Из всего, что сейчас могли бы предпринять власти, это мне кажется лучшим".

Лото... Умилительно.

Авиатор Платонов. Аплодирую стоя.

@mine17 марта 2017 15:31

@aleksandra2002, ну типа как... но на самом деле самолет забрали пришельцы (выглядело это как внезапная яркая вспышка, и обломков не нашли) и продолжили проводить над ним всяческие эксперименты как над наиболее опытной в этих вопросах человеческой особью. Ну все как они любят.

Ответить

@aleksandra200224 марта 2017 8:10

@mine, в книге не говорилось, что его забрали

Ответить

@mine27 марта 2017 16:18

@aleksandra2002, возможно, у нас с Вами разные издания

Ответить
написала рецензию7 марта 2017 16:10
Оценка книге:
10/10
ЛаврЕвгений Германович Водолазкин

#БК_2017 13. Книга, в названии которой есть имя.

Я плачу и плакала последние несколько страниц. От всего пережитого, перечувствованного и перевиданного. Не знаю, как буду жить без этой истории под боком, с невозможность снова пережить ощущения от первой встречи с каждой буквой. Они останутся в памяти, но будут стираться - так всегда происходит. Второй, третий и далее разы, если они случатся, она так уже не прочитается, будет больше наблюдения за словами, мыслями, меньше живой эмоции.

Жизнь человека, по всем приметам житие. Человека особенного или проживающего свою жизнь особенно. История о времени, которое истоньшается, закручивается в спираль и приходит к началу и вечности. История любви и плача, любви и исцеления, любви и прощения.

Как должен был быть счастлив тот, кто написал эту книгу, кто так сложил её слова. Мне кажется, каждая строчка должна была отрывать его от земли.

Могу ли рекомендовать? Да - тем, кто не боится чудес.

Nyut Cherepashka (@nyut)7 марта 2017 22:56

@liu, и что же это за книга? Или ждём сюрприза?)

Ответить

Людмила (@liu)7 марта 2017 22:59

@Nyut, да не, можно и без сюрпризов - "Амандина", до рецензии уже завтра доберусь)

Ответить

Nyut Cherepashka (@nyut)7 марта 2017 23:15

@liu, даже не знала о таком авторе. вдвойне будет интересно

Ответить
написал рецензию8 ноября 2016 10:47
ЛаврЕвгений Германович Водолазкин

"…его венками украшали головы победителей"

Книга познания
Книга отречения
Книга пути
Книга покоя

I.
Иногда старик замечал, как по вечерам мальчик читал Александрию…о странствии македонского царя и его битве с персидским царем Дарием, о виденных им диких людях. Обучать мальчика Христофор начал с четырех лет. И с утра до вечера каждого дня, бродили они по лесу постигая травное знанье.
Арсение рос всепоглощающим, одаренным ребенком.
В один вечер, собирая травы и принимая аромат леса, они увидели…Волк стоял и смотрел мальчику в глаза. Дикое не уходило, ему было жарко. Не будем двигаться, сказал Христофор, и он уйдет.
Он не уйдет, возразил мальчик. Он же пришел быть с нами. Арсение подошел к волку и взял его за загривок. Волк сел.

II.
Она входила, не поднимая глаз. По одинокой избе распространился дух немытого тела, молодого женского тела. Несвежесть запаха только усиливала его молодость и женственность. Арсений почувствовал волнение. Он поглощал боль худой рыжей девушки, облачившейся в его рубаху. Пожалуй, так страстно он не желал еще никого.

"Неисцелимые видят в нем того, кто способен понять глубину страдания, ибо в исследовании боли он опускается до самого его дна."

*
Потрясающая книга. Единственно я не разобрал, чем она меня цепляет?
- Персонажами? Не думаю. Из-за формы диалога в древнеславянской стилистике, смазывается восприятие. Зачастую один персонаж похож на другого.
- Сюжет? Да он обычен по своей сути.
- Стилистикой? Не совсем, поскольку она слишком лаконична.

Но при этом ощущение словно прочитал классную книжку. Как такое может быть?? Я шел домой с мыслью, что сейчас выпью кофе и дочитаю "Лавра. Меня увлекли 4 жизни святого "Арсения. Понравилось введение нового персонажа в третьей книги. Поразил эпизод родов (хотя тут виновато мое воображение больше, чем авторский слог) Я все-таки считаю, что "визуализация картинки в "Авиаторе" была лучше. Тут текст в большей мере сух и увлекает чем-то другим.

Понравившийся эпизод:
"Кровососущие являлись порождением жаркой весны…
Открытыми у средневекового человека были только лицо и кисти рук.
Арсения комары не огорчали. Теплыми сырыми ночами, когда воздух превращался в гудящее месиво, он раздевался донага и становился на могильную плиту. Проводя рукой по телу, ему казалось, что кожа его покрылась густой растительностью. Когда он к ней прикасался, растительность обращалась в кровь. В темноте Арсений не видел крови, но чувствовал ее запах и слышал хруст раздавленных насекомых…"

Водолазкина в аннотации сравнивают с Маркесом и Умберто Эко??
Совсем разное. Имхо, конечно.
А "Имя розы" просто другой уровень.
Читайте если интересно понаблюдать о бытии святых в лаконичной форме с интересной аллегорией.

"Возвращаться, Лавре, свойственно не только птицам, но и людям. Должна быть в жизни какая-то завершенность."

Nyut Cherepashka (@nyut)5 марта 2017 15:02

@lerochka, да, фраза нашумевшая))

Ответить

Nyut Cherepashka (@nyut)5 марта 2017 15:04

@psycho, объяснения фиговые - не получается у меня никуда выбраться, даже не планирую ничего особо(( все планы в последний момент отменяю.работаю над этим. верю, что победю!

Ответить

Nyut Cherepashka (@nyut)5 марта 2017 15:05

@psycho, желаю хорошо посидеть!!!

Ответить
написала рецензию3 марта 2017 14:23
Оценка книге:
9/10
АвиаторЕвгений Германович Водолазкин

"Авиатора" Водолазкина хотелось бы посоветовать тем, кто разочаровался в современной русской литературе. Хотелось бы, но не буду. Субъективность ещё никто не отменял.
Роман необычайно гармоничен, понравилось почти всё, а к тому, что не понравилось, придираться не хочется.

Удивительное сочетание лаконичности и изящного описания деталей. Написано по-музыкальному, может быть даже в стиле Шостаковича, а может Прокофьева. Это проза в очень приятном, завораживающем, увлекающем ритме.

Автор внимательно отнёсся к языку, к форме, к ритму повествования, к художественной составляющей, так, что и самому простому непритязательному читателю будет приятно, и начитанному интеллектуалу скучно не станет. Такое примечательное уважение к читателям "разных рангов" (не знаю, намеренное или интуитивное) не оставляет равнодушным.

Много аллюзий.
Про "Робинзона Крузо" или библейские параллели автор сам в романе всё поясняет. Посредством темы вины и наказания за преступление "Авиатор", конечно же, за ручку держит Достоевского.
Дальше уже личные ассоциации :
Калейдоскоп деталей и трепетное к ним отношение напомнило "Весь невидимый нам свет". Стиль здесь другой, к тому же это очень русские детали, и всё же напомнило.

Интерес к стихии времени. Этого в литературе, да и искусстве вообще, хватает сполна, а всё равно не наскучило. Для меня это неизменно связано с Манном и Прустом. Но опять же, у Водолазкина это выходит как-то душевнее и проще, роднее, наверное, потому что о России 20 века, о Петербурге.
Главный герой Иннокентий Платонов родился в 1900 году, ровесник века, а потом очнулся в возрасте примерно 30 лет уже в 1999. Это идеальная по пропорциям временная арка.

Все процессы, происходящие с памятью Платонова, мысли, рассуждения, действия - всё это до мурашек осязаемо, герой становится невероятно близок, тут и колыхание ветра чувствуется, и тихие шаги слышатся, и запахи. Дневниковая форма добавляет эффекта.

Интересно, что сначала это записи Иннокентия, а потом добавляются записи ещё двух персонажей, и эти три личности сливаются в какое-то общее сознание, в общую картину эпохи, в общее воспоминание.

Затронуты и политические, и религиозные темы, но в какой-то конформистской манере. В этом романе это не выглядит недостатком: "Политика, история, литература - они воспринимаются, да, по-разному. Но шум дождя, ночной шелест листьев - всё это нас объединяет. Мы ведь не будем спорить об этом до хрипоты..."
Но дождинки и листочки на первый план не выходят, "Авиатор" достаточно многогранен. Здесь и философские, общественные вопросы, историческая и бытовая картина, противостояние рационального и иррационального. Запомнилась, например, мысль, что диктатура - это, в конечном счёте, решение общества, а диктатор - выразитель общественной воли. Актуально.

Много всего примечательного и замечательного в "Авиаторе" - и грустного, и забавного, и горького до тяжести в душе, но без выжимания слёз.

"Иди бестрепетно", - слышал главный герой в детстве.

Будем идти бестрепетно.

#БК_2017 (Книжная новинка 2016-2017)

Nyut Cherepashka (@nyut)4 марта 2017 16:12

@liu, ты думаешь, Лавра скоро начнёшь?

Ответить

Людмила (@liu)4 марта 2017 16:57

@Nyut, где-то в апреле, наверное) Как пойдёт, но до конца весны точно прочту.

Ответить

Nyut Cherepashka (@nyut)4 марта 2017 17:12

@liu, попробую учесть это))

Ответить
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.

На странице представлена биография автора Евгений Германович Водолазкин, который родился 21.02.1964 в Киев, СССР. Также можно узнать интересные факты из жизни, увлечения. Здесь вы можете ознакомиться со всеми книгами автора, прочитать рецензии и выписать известные цитаты из книг автора Евгений Германович Водолазкин. А также обсудить понравившиеся произведения с другими читателями и поставить свою оценку книгам автора Евгений Германович Водолазкин. Стоит отметить, наиболее популярными книгами автора являются - Лавр, Авиатор, Соловьев и Ларионов. Жизнь любого деятеля искусства и литературы всегда наполнена яркими событиями, известными личностями и местами - исключением не является и Евгений Германович Водолазкин.

Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт