Евгений Германович Водолазкин

21 февраля 1964 г.
Киев, СССР

Биография писателя

Водолазкин Евгений Германович родился в 1964 году в Киеве. В 1981 году окончил школу с углубленным изучением украинского и английского языков и поступил на русское отделение филологического факультета Киевского государственного университета. Окончив университет в 1986 году с красным дипломом, поступил в аспирантуру при Отделе древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР.

После защиты в 1990 году кандидатской диссертации на тему «Хроника Георгия Амартола в древнерусской литературе» поступил на работу в Отдел древнерусской литературы Пушкинского Дома, возглавлявшийся академиком Д. С. Лихачевым. Работая в институте, публиковался в «Трудах Отдела древнерусской литературы», журнале «Русская литература» и других изданиях, принимал участие в подготовке Энциклопедии «Слова о полку Игореве» и «Библиотеки литературы Древней Руси».

В 1992 году в связи с получением Лихачевым Тепферовской премии, предусматривавшей годичную стажировку ученика лауреата в Германии, был приглашен Мюнхенским университетом, где изучал западную медиевистику, а также читал лекции по древнерусской литературе.

Вернувшись в Петербург, продолжил исследовательскую работу в области древнерусского исторического повествования, экзегезы и агиографии. Совместно с Г. М. Прохоровым и Е. Э. Шевченко издал книгу «Преподобные Кирилл, Ферапонт и Мартиниан Белозерские». Участвовал в ряде конференций в России и за рубежом, в том числе – в Международных съездах славистов в Кракове и Любляне. В 1998 году в Пушкинском Доме Водолазкиным была организована международная конференция «Монастырская культура: Восток и Запад» (материалы конференции составили основу одноименного издания, вышедшего год спустя).

В 1998-2002 года (с перерывами), будучи стипендиатом Фонда Александра фон Гумбольдта, занимался исследовательской работой в библиотеках Германии. В 2000 году в Мюнхене Водолазкиным была опубликована монография «Всемирная история в литературе Древней Руси», защищенная им в том же году в ИРЛИ в качестве докторской диссертации. В исследовании разработана и обоснована новая концепция древнерусского исторического повествования. Помимо публикаций, эта концепция была представлена на конференциях по медиевистике и лекциях в Санкт-Петербургском университете.

В 2002 году выпустил книгу «Дмитрий Лихачев и его эпоха», в которую вошли воспоминания и эссе выдающихся ученых, писателей и общественных деятелей. С начала 2000-х годов наряду с научными исследованиями в области древней и новой русской литературы печатает публицистические и научно-популярные работы («Независимая газета», «Новая газета», «Литературная газета», журналы «Звезда», «Огонек», «Эксперт» и др.), среди которых – книги «Часть суши, окруженная небом. Соловецкие тексты и образы» и «Инструмент языка». Приблизительно в это же время начал заниматься и литературным творчеством. Изданный в 2009 году роман «Соловьев и Ларионов» стал финалистом Премии Андрея Белого и «Большой книги», а роман-житие «Лавр» (шорт-листы «Большой книги» и «Нацбеста»), по мнению многих критиков и писателей, стал главным литературным событием 2012 года.

С 2012 автор – главный редактор пушкинодомского альманаха «Текст и традиция».

Примечательно место фантастики в творчестве автора. Речь идёт о романе «Лавр», герои которого способны не только исцелять безнадежно больных и останавливать эпидемию чумы, но и прозревать сквозь пространство и время, заглядывая и в наши дни. Подзаголовок называет роман «не историческим». Действительно, время, представленное в книге нелинейно, все события как бы сосуществуют в одно и то же мгновение. И кажущиеся анахронизмы, народе пластиковых бутылок в средневековом лесу или современной лексики из уст персонажей, лишь подчеркивают подлинную природу этого времени. Время «Лавра» сакрально. По сути, перед нами современный опыт агиографии. И текст наполнен юродивыми, благодеяниями, пророчествами и искуплением: перед нами мир, в основе которого лежит Чудо. То самое — первый элемент известной триады «Чудо-Тайна-Достоверность», сформулированной братьями Стругацкими как своего рода канон для фантастических произведений.

Лучшие книги автора

Показать все книги



Похожие авторы:


Упоминание книг автора:


Цитаты из книг автора

Инструмент языка. О людях и словах
<p>Говорил и писал Лихачев очень просто, так просто, как это может позволить себе человек, мысль которого уже не нуждается в орнаменте.</p>
Добавил(а): malyonka
Лавр
<p>Что значит умереть рано или поздно... "Исчерпывается не время, а явление.. Явление выражает себя и перестаёт существовать"</p>
Евгений Водолазкин
Добавил(а): id1828369
Соловьев и Ларионов
<p>«Такая это была странная война русских с русскими, когда солдаты, взятые в плен, на следующий же день могли сражаться за противоположную сторону. Они делали это так же беззаветно, как прежде. Было немало людей, для которых такого рода переходы вошли в привычку.»</p>
Добавила: Nyut
Совсем другое время (сборник)
<p>«Почитайте Достоевского.<br />– А я читала, – сказала Хайди. – И у меня сложилось странное впечатление. Мне показалось, что все русские – как бы это помягче сказать? – истерики.»</p>
Рассказ "Служба попутчика"
Добавила: Nyut
Соловьев и Ларионов
<p>«Существуют люди, обладающие даром созерцания. Они не склонны вмешиваться в течение жизни и не создают новых событий, считая, что в мире достаточно событий и без них. Свою роль они видят в постижении уже состоявшегося. Не это ли отношение к миру рождает настоящих историков?»</p>
Добавила: Nyut

Последние рецензии на книги автора

Все рецензии


написала рецензию1 сентября 2017 13:16
Оценка книге:
9/10
АвиаторЕвгений Германович Водолазкин

#ЭЭ1_3курс

«Все мы здесь как бы придавлены, вот оно что. А в небе – там все по-другому».

Эта книга как будто создана была для прочтения в эту странную пору, когда уже не лето, но еще не осень. Какой-то странный грустно-радостный переходный период. Рой впечатлений, чувств, эмоций сменяется осознанием, обдумыванием…

Книга залезла ко мне под кожу, но как-то мягко, плавно, вызвав легкие мурашки, а остальное – ушло вглубь. Наверное, я все-таки поняла далеко не все, но это меня не тревожит, не мучит, потому что я точно знаю, что полная картинка сложится. Это лишь вопрос времени.

Поначалу я читала «Авиатора» с карандашом и закладками, но потом как-то сама собой исчезла эта необходимость делать пометки. И вовсе не потому, что помечать стало нечего, а скорее потому, что пришло осознание, что все мне до боли знакомо, просто нужно немного покопаться в окутанной вовсе не календарной осенью душе.

Человек, замороженный больше полувека назад, проснулся, но отогрелся ли? Он отчаянно пытается нащупать твердую почву под ногами, собирая воспоминания по крупицам, восполняя временной скачок книгами, фильмами, рассказами, узнавая новый Питер, новую страну, новый мир. И если поначалу он идет по этому пути твердой уверенной походкой, то потом руки начинают дрожать, ноги спотыкаются, глаза тускнеют.

Авиатор… Красивая картинка. Притягивающая картинка. Вызывающая какую-то тоску картинку. А всем ли суждено оторваться от земли, почувствовать ветер, заглянуть за облака?.. Герой книги рвался душой куда-то вверх и потому так много писал, просил писать других. Едва ли только время разделило его пополам. Он и в начале 20 века был какой-то не такой, слегка прозрачный, отстраненный, как туман в поле, на который смотришь, стоя на тропинке.

Самое притягательное, наверное, в книге – сосредоточенность на людях, на желании автора докопаться до их глубины. Даже отъявленные мерзавцы очеловечены, даже они не однобоки.

И одиночество… В который раз пришла в голову эта мысль о том, что все мы – одиноки. «Я позже в жизни наблюдал, что одинокие люди чувствуют тоньше и приближение перемен замечают раньше других». Волшебные люди, на мой взгляд.

В общем, рада я нашему с Вами знакомству, Водолазкин. Надеюсь, скоро снова встретимся.

P.S. Ах, да, политика… Не хочу я о ней писать. Не очень-то большое значение придавал ей «авиатор». И я не буду.

Eli Herschel Wallach (@nyut)5 сентября 2017 18:46

@MYRRRuna, да, так подобрались)) ну и книжки для многих стали дорогим удовольствием((

Ответить

@Nyut, о, я тоже в подъезде книги выкладываю, полчаса и нет. Надеюсь, их не в макулатуру забирают. Можно на полочку в пункте выдачи лабиринта сдать. У меня стоит куча книг, которые шли бесплатным подарком при заказе в лабиринте. Книги из категории "на халяву и уксус сладкий"))) даже не знаю, буду ли их читать, но не выбрасываю. Покупки кстати тоже неудачные бывают.

Ответить

Eli Herschel Wallach (@nyut)8 сентября 2017 22:47

@AprilDay, здорово, что у вас тоже есть такая полочках. у некоторых бывает настоящий book crossing в доме. последнее время разучилась читать книги в бумаге, хотя разные приятности и лежат и ждут своего часа))

Ответить
написала рецензию30 августа 2017 13:32
Оценка книге:
5/10
АвиаторЕвгений Германович Водолазкин

 #ЭЭ1_3курс (Доп №1)

Моё впечатление от книги можно описать одной фразой: «Я не понимаю». Я искренне не понимаю, чем могла она зацепить стольких людей, поставивших ей высокие оценки. Для меня «Авиатор» стал книгой на один раз.

Начало напомнило историю про попаданца, очнувшегося в больнице в неизвестном времени и месте. В голове его воспоминания о начале двадцатого века, а на дворе совсем другие годы. Первая часть, его дневник, прочитана с большим удовольствием, чем вторая. Воспоминания о детстве и юности, пришедшие на страшные годы революций, вызвали много тёплых чувств. Они мне очень понравились.

Роман разваливается на части (в моём восприятии, конечно. Знаю, что многие находят его органичным). Я не понимаю, в чём его глубина. Слишком много ненужных слов, переливания из пустого в порожнее, бесчисленных повторений, особенно во второй части. Глубина для меня — это прежде всего многогранность. Если рассказываешь о страшных годах сталинского террора, то кроме ужасов (которых было предостаточно) опиши хоть что-то хорошее. Если рассказываешь о нашем времени (точнее 1999 г), то опять же добавь что-нибудь светлое. Ведь были у нас не только продажные чиновники, циничные журналисты и разруха.

У наших российских писателей неистребим пессимизм. Кого ни возьми, всё плохо, мрачно, беспросветно. Водолазкин туда же. Очень чёрный осадок остался у меня после романа.

Eli Herschel Wallach (@nyut)30 августа 2017 23:05

@lanalana, вот это да, тяжёлое впечатление, жалко. а у меня было очень светлое, там в конце как раз все уходит в детство, правильно помню?

Ответить

Лана (@lanalana)30 августа 2017 23:26

@Nyut, в конце да. Но общее впечатление всё равно угнетающее

Ответить

Diane Keaton (@liu)31 августа 2017 9:23

1-й доп)
Какая неожиданная оценка и неожиданное восприятие! У меня почему-то совсем не осталось такого тяжёлого осадка после романа, была скорее светлая грусть)

Ответить
написала рецензию25 августа 2017 17:36
Оценка книге:
10/10
АвиаторЕвгений Германович Водолазкин

Он открывает глаза... кто он? Где он? Неизвестно. Непонятно. Он не помнит ничего. Но в голове отдельными картинами всплывают воспоминания. Что это за кадры, из чьей жизни они взяты? А затем, в комнату входит человек, по виду врач, и говорит ему, что имя его Иннокентий Петрович Платонов. Так, неизвестный обретает имя..
Именно так как начинается новая история Платонова. Проснувшись в больнице, он постепенно начинает вспоминать свою жизнь. И чем больше он вспоминает, тем более цельной становится его биография. Отдельные кусочки мозаики соединяются, но все равно, что-то в ней не то, в этой головоломке, есть в ней странные пробелы. И пробелы эти длиною в без малого 70 лет.
Медленно, начинает Платонов познавать новый мир. Странно подумать, но каких-то 70 лет изменили повседневность до неузнаваемости. Вместо перьев - шариковые ручки, вместо тетради - компьютеры, а вместо СССР - Россия. А люди.. люди остаются людьми.
История Платонова делится на две части - старая жизнь и новая. Первая почти вся посвящена воспоминаниям, которые пишет по мере возвращения памяти - детство, первая и единственная любовь в лице соседки по коммунальной квартире Анастасии, выживание в лагере Соловки. Эта часть наполнена подробностями и описаниями, насколько это возможно, спустя столько лет. Большую роль играют эмоции и чувства Иннокентия и, насколько это возможно, окружающих его людей. А вот таким "важным для истории" моментам, как революция или первая мировая, и с подобным,  место особо не уделено. Видимо, 7 ноября 1917 года, было для ровесника века не таким уж запоминающимся днем. Зато, запоминаются такие мелочи, как запахи и цвета. А ещё, нельзя забыть попытки выжить. Читая про Соловки, я невольно сравнивала их с концлагерями Второй мировой. Тот же голод, холод, работа, жестокое отношение, и ожидание смерти. Никогда я об этом не задумывалась, а теперь меня аж передернуло.
Вторая же часть, посвящена жизни Платонова в (почти) наше время. И тут, у читателя есть очень интересная возможность посмотреть на современность со стороны. Благодаря тому, что дневник теперь пишет аж трое человек - сам Иннокентий, его врач, и жена, взгляд на происходящее становится много шире. И смотря на события с трех ракурсов, я поняла,как испортился наш мир, и как мы к этому привыкли. Главным примером испорченности стало отношение общества к Платонову. Он стал популярным в момент, но увы, не потому, что он уникален, но потому, что его просто сделать таковым. На него смотрят, как на карлика из цирка уродов, или как на экзотическое животное в зоопарке. Как-то противно стало читать об этом, но как же правдиво.
Странно, если два таких разных мира смогут соединиться в одно целое. А ведь, закрывая последнюю страницу, я поняла,что так они и не стали монолитом. Прошлое прошлым, настоящее настоящим, а реальность, она то все расставит по местам.
Очень сильная получилась книга. Эмоций вызвала много, причём и положительных, и отрицательных. Но главное, благодаря ей я поняла, есть ещё в России люди, умеющие писать. Обязательно продолжу читать другие книги Водолазкина, надеюсь, они не разочаруют.
#ЭЭ1_3курс
#БК_2017 книжная новинка

@psycho27 августа 2017 12:47

@liu, @skantor, а перечислите эти книги?)

Ответить

Diane Keaton (@liu)27 августа 2017 13:26

@psycho, первое, что приходит в голову:
"Чума" Камю,
"Будденброки", "Волшебная гора", "Доктор Фаустус" Томаса Манна
"Игра в бисер" Германа Гессе
"Воскресшие боги. Леоднардо да Винчи" Мережковского

Ответить

Соня (@skantor)27 августа 2017 15:40

@psycho, у меня список достаточно короткий.
"Дом в котором", Мастер и Маргарита, Собор парижской богоматери и Повесть о любви и тьме( последняя в оригинале, в переводе совсем не то)

Ответить
написал рецензию22 августа 2017 9:42
Оценка книге:
5/10
АвиаторЕвгений Германович Водолазкин

Первой (и, вероятно, последней) книгой г-на Водолазкина стал для меня по стечению обстоятельств именно «Авиатор». Никаким бэкграундом (имеется в виду знакомство с биографией писателя и другими его работами) для «более глубокого» восприятия романа я не обладал. Читал, что называется, «с листа». В итоге об этом произведении у меня сложилось двойственное (хотя в обоих случаях отрицательное) впечатление.

Если воспринимать книгу без историко-политической подоплёки – то перед нами беллетристическая вещь с околофантастическим элементом. Изложение ведется в эпистолярной форме – первую половину романа пишет один человек, во второй – к нему присоединяются еще двое. Скажу сразу – подобная внутренняя организация произведения никогда меня не раздражала, а иногда (к примеру, стокеровский «Дракула») даже нравилась. Здесь же текст выглядел профессионально вылизанным (оказывается, Водолазкин – дипломированный филолог), но монотонным и каким-то бесталанным, не чувствовалось «огонька». Характеризовать сюжет без спойлеров несколько неудобно, но попробую. По моему скромному мнению, с такой завязкой вполне можно было получить в результате гораздо более вкусную историю. Автор же сделал ее максимально унылой. Даже попытки внести в повествование эффект внезапности и почти детективности – не увенчались успехом. Особенно позабавил финал – это же надо было умудриться завершить так скучно.

Другой взгляд на произведение возможен при учете его идейных посылов. Недаром, как мне кажется, роман вышел почти к годовщине октябрьской революции. С одной стороны, автор всячески подспудно пытается убедить читателя, что события той эпохи складывались однозначно негативно для российской истории. Тут и негодяи-большевики и сталинский террор и подселение пролетариев к интеллигентам - в общем, вся коробка антисоветских конфет в сборе. Однако прямым текстом из уст главного героя следуют и другие тезисы – народ получает то, что он заслужил, он не готов сам за себя решать, нужна сильная рука, авторитаризм лучше демократии. Даже не знаю – неужели так сильно хочется получить какую-нибудь государственную премию «русскому Умберто Эко»? К слову, до итальянского медиевиста г-ну Водолазкину – как до Исландии ползком.

Читать не советую.

Оценки:

Язык - 7
Сюжет - 4
Персонажи - 4
Информативность - 4
Атмосфера - 5
Желание дочитать до конца - 5
Сверхидея - 3

Купили бы эту книгу в личную библиотеку - нет

Средний балл – 4, 57

Eli Herschel Wallach (@nyut)24 августа 2017 8:24

Жаль, что попала в категорию "читать не советую". А про Эко - это же выражение создателей аннотации, Водолазкин к этому не имеет отношения и не претендует ни на чьи лавры, у него своя история.

Ответить

@Nyut, принимаю Вашу поправку - камни за "русского Эко" летят исключительно в создателей аннотаций.

Ответить

Eli Herschel Wallach (@nyut)24 августа 2017 21:00

@Arman.de.Marten, мне нравится такая поправка)

Ответить
написала рецензию16 августа 2017 22:48
Оценка книге:
9/10
АвиаторЕвгений Германович Водолазкин

Прочитала эту книгу буквально в один присест с небольшим перерывом на короткий ночной сон. Не прочитала, а вдохнула. Не могла оторваться ни на секунду, чтобы сделать записи каких-то мыслей, ассоциаций, теперь вот жалею, хоть перечитывай, честное слово, чтобы приличную рецензию нацарапать.

Бывает иногда, хотя и редко, что произведение написано так, как мечталось бы писать самой, если бы природа одарила талантом. Удивительный резонанс у меня произошел с “Авиатором”. Спасибо одному ридлянину, объяснил, что книга не про летчиков, а то не рискнула бы прочесть. Главный герой, Иннокентий Платонов, ровесник века, родился в 1900 году, был свидетелем событий начала века, в дальнейшем стал добровольным, но в тоже время и вынужденным участником эксперимента по заморозке живого человека. Роман начинается с того, что герой приходит в себя в больнице примерно в 1999 году (символично) и ничего не помнит о своём прошлом. Врач рекомендует вести дневник для фиксации своих ощущений и воспоминаний, которые постепенно возвращаются.

Каково это узнать, что все, кто был тебе дорог, прожили свои жизни и оставили этот свет без тебя. Все что было мучительно реально, стало для всех ныне живущих не более чем кадрами исторической хроники. Никто кроме тебя не помнит звуков и запахов, которые окружали каждый день. Не зря тема Робинзона Крузо звучит на протяжении всего романа. “Страшнее нету одиночества, чем одиночество в толпе…” Можно ли найти более одинокого человека, чем тот, кому не с кем разделить свои воспоминания?

Мне очень импонирует мысль о том, что на самом деле важное, вневременное и надвременное в мелочах. Постоянно во время чтения вспоминались слова Пастернака: “Я знал двух влюблённых, живших в Петрограде в дни революции и не заметивших её.”

Образ Петербурга на страницах книги абсолютно совпал с моим ощущением этого города. Да многое совпало! Картинки из детства, когда с родителями на даче, а папа привез арбуз, тревоги и радости первого чувства, все эти случайные прикосновения. Так чудесно описано! Само построение романа по-музыкальному гармонично, один голос переходит в полифоническое звучание, в конце это уже настоящая симфония.

Эта книга вызвала столько мыслей и эмоций, что мне не удаётся выразить и сотой части в рецензии. Я “Авиатора” не прочитала, а пережила. Такой тонкой и умной, предельно насыщенной прозы не ожидала встретить, и теперь немного задыхаюсь от книжного похмелья.

#ЭЭ1_3курс Предмет №1: Профессиональная этика
#БК_2017 Книга, которая довела вас до слёз

Алена Кислякова (@lin_kis)17 августа 2017 21:41

@liu, как всегда декан поддержит) Лавр у меня давно в планах, теперь руки чешутся скорее за него приняться, в перерывах между академиями обязательно попробую прочитать)

Ответить

Diane Keaton (@liu)17 августа 2017 21:55

@lin_kis, я до него вот так вот до сих пор и добираюсь, тоже уже после Академий. Я всё думала как мне Лавра в списки затиснуть, но никак не вышло))))

Ответить

Ника (@malinka-kartinka)18 августа 2017 7:39

Так написали, что сразу хочется читать

Ответить
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.

На странице представлена биография автора Евгений Германович Водолазкин, который родился 21.02.1964 в Киев, СССР. Также можно узнать интересные факты из жизни, увлечения. Здесь вы можете ознакомиться со всеми книгами автора, прочитать рецензии и выписать известные цитаты из книг автора Евгений Германович Водолазкин. А также обсудить понравившиеся произведения с другими читателями и поставить свою оценку книгам автора Евгений Германович Водолазкин. Стоит отметить, наиболее популярными книгами автора являются - Лавр, Служба попутчика, Инструмент языка. О людях и словах. Жизнь любого деятеля искусства и литературы всегда наполнена яркими событиями, известными личностями и местами - исключением не является и Евгений Германович Водолазкин.

Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт