Евгений Германович Водолазкин

21 февраля 1964 г.
Киев, СССР

Биография писателя

Водолазкин Евгений Германович родился в 1964 году в Киеве. В 1981 году окончил школу с углубленным изучением украинского и английского языков и поступил на русское отделение филологического факультета Киевского государственного университета. Окончив университет в 1986 году с красным дипломом, поступил в аспирантуру при Отделе древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР.

После защиты в 1990 году кандидатской диссертации на тему «Хроника Георгия Амартола в древнерусской литературе» поступил на работу в Отдел древнерусской литературы Пушкинского Дома, возглавлявшийся академиком Д. С. Лихачевым. Работая в институте, публиковался в «Трудах Отдела древнерусской литературы», журнале «Русская литература» и других изданиях, принимал участие в подготовке Энциклопедии «Слова о полку Игореве» и «Библиотеки литературы Древней Руси».

В 1992 году в связи с получением Лихачевым Тепферовской премии, предусматривавшей годичную стажировку ученика лауреата в Германии, был приглашен Мюнхенским университетом, где изучал западную медиевистику, а также читал лекции по древнерусской литературе.

Вернувшись в Петербург, продолжил исследовательскую работу в области древнерусского исторического повествования, экзегезы и агиографии. Совместно с Г. М. Прохоровым и Е. Э. Шевченко издал книгу «Преподобные Кирилл, Ферапонт и Мартиниан Белозерские». Участвовал в ряде конференций в России и за рубежом, в том числе – в Международных съездах славистов в Кракове и Любляне. В 1998 году в Пушкинском Доме Водолазкиным была организована международная конференция «Монастырская культура: Восток и Запад» (материалы конференции составили основу одноименного издания, вышедшего год спустя).

В 1998-2002 года (с перерывами), будучи стипендиатом Фонда Александра фон Гумбольдта, занимался исследовательской работой в библиотеках Германии. В 2000 году в Мюнхене Водолазкиным была опубликована монография «Всемирная история в литературе Древней Руси», защищенная им в том же году в ИРЛИ в качестве докторской диссертации. В исследовании разработана и обоснована новая концепция древнерусского исторического повествования. Помимо публикаций, эта концепция была представлена на конференциях по медиевистике и лекциях в Санкт-Петербургском университете.

В 2002 году выпустил книгу «Дмитрий Лихачев и его эпоха», в которую вошли воспоминания и эссе выдающихся ученых, писателей и общественных деятелей. С начала 2000-х годов наряду с научными исследованиями в области древней и новой русской литературы печатает публицистические и научно-популярные работы («Независимая газета», «Новая газета», «Литературная газета», журналы «Звезда», «Огонек», «Эксперт» и др.), среди которых – книги «Часть суши, окруженная небом. Соловецкие тексты и образы» и «Инструмент языка». Приблизительно в это же время начал заниматься и литературным творчеством. Изданный в 2009 году роман «Соловьев и Ларионов» стал финалистом Премии Андрея Белого и «Большой книги», а роман-житие «Лавр» (шорт-листы «Большой книги» и «Нацбеста»), по мнению многих критиков и писателей, стал главным литературным событием 2012 года.

С 2012 автор – главный редактор пушкинодомского альманаха «Текст и традиция».

Примечательно место фантастики в творчестве автора. Речь идёт о романе «Лавр», герои которого способны не только исцелять безнадежно больных и останавливать эпидемию чумы, но и прозревать сквозь пространство и время, заглядывая и в наши дни. Подзаголовок называет роман «не историческим». Действительно, время, представленное в книге нелинейно, все события как бы сосуществуют в одно и то же мгновение. И кажущиеся анахронизмы, народе пластиковых бутылок в средневековом лесу или современной лексики из уст персонажей, лишь подчеркивают подлинную природу этого времени. Время «Лавра» сакрально. По сути, перед нами современный опыт агиографии. И текст наполнен юродивыми, благодеяниями, пророчествами и искуплением: перед нами мир, в основе которого лежит Чудо. То самое — первый элемент известной триады «Чудо-Тайна-Достоверность», сформулированной братьями Стругацкими как своего рода канон для фантастических произведений.

Лучшие книги автора

Показать все книги



Похожие авторы:


Упоминание книг автора:


Цитаты из книг автора

Авиатор
<p>Я мечтал о двух только вещах на свете: наесться и выспаться.</p>
Добавила: marina_-__-_
Авиатор
<p>Куда мы шли и зачем? Сейчас я не могу на это ответить сколько-нибудь внятно, как не смог бы, видимо, ответить и тогда</p>
Добавила: marina_-__-_
Авиатор
<p>У моей Фемиды оставался только меч.</p>
Платонов
Добавила: marina_-__-_
Авиатор
<p>Пока очевидное не признано, оно - не очевидно.</p>
Добавила: menzhirova
Лавр
<p>...тяга увидеть чужое падение своими глазами у многих сильнее голода.</p>
Добавил: 567561

Последние рецензии на книги автора

Все рецензии


написала рецензию6 января 2019 15:20
Оценка книге:
7/10
БрисбенЕвгений Германович Водолазкин

 #БК_2019 (книга без рецензии)
#книжный_марафон

Сначала назвала это мазохизмом, потом упрямством и в конце-концов решила, это всего лишь любопытство. Как иначе, если уже две книги Водолазкина, Лавр и Авиатор , мне мягко говоря, не понравились. «Брисбен» оказался намного проще. Дело не в том, что я ищу для чтения чего полегче. Просто в том же «Лавре» у меня возникло чувство, что сложность там нужна только ради самой сложности.

«Брисбен» - это всё тот же очень узнаваемый Водолазкин. Снова история двух жизней одного человека. В настоящем — это Глеб Яновский, музыкант-виртуоз, обнаруживший, что правая рука отказывается его слушать. В прошлом — киевский мальчишка Глеб, открывающий мир. Примерно в 2000 году две этих жизни встретятся и сольются в одну трагическую историю.

Этот роман понравился мне больше всего, но есть претензии к автору. Если раньше мне было много сложного, то здесь не хватило глубины. Если говорить об основных темах, то их три:

1. Музыка. Очень много её описаний мне как человеку немузыкальному непонятных, но несомненно красивых и глубоких. Здесь говорить нечего кроме как «Браво!» автору. Единственное, я никак не могла воспринимать героя серьёзно, ведь играл он на гитаре, а гитара ну никак не ассоциируется у меня с высоким искусством, но как оказалось на гитаре можно играть и классические произведения.

2. Русско-украинские отношения. Глеб — сын русской матери и отца-украинца. Причём отец говорит всегда только по-украински и убеждён, что путь Украины никак не пересекается с курсом России, захватившей и эксплуатирующей Украину. Тема эта не очень развита. Глеб всегда говорит, что он русский, но так же он может сказать, что он украинец, потому что эти два народа не разделяет. При этом он совершенно аполитичный человек. Во время путча 1991 года идёт на Исаакиевскую площадь только потому, что по радио объявили о вводе войск. Что это? Любопытство? Явно не гражданская позиция, ведь он ни на чьей стороне. И в 2014 в Киеве влечёт его на Майдан непонятно что. Вообще вся история с Майданом похожа на неживую театральную постановку. Вообще все украинцы выглядят какой-то пародией. Чего только стоит Людмила, приехавшая в Германию в нелепом спортивном костюме с сумкой, полной горилки и сала. При этом она пытается напоить и накормить всех окружающих, а после спьяну кричит на весь город: Гитлер капут! Остальные её сограждане чуть ли не хором кричат о том, что Россия — враг Украины. Одними и те же словами. Где же разнообразие взглядов, та полифония, о которой так много пишет Водолазкин в своей книге?

3. Смерть и соответственно религия как спасение от страха смерти. Опять же не хватило глубины. Глеб крещён, ходит по воскресеньям в церковь и ничего больше. Смертей в книге даже перебор. Словно одной недостаточно, чтобы оценить всю горечь происходящего. Даже в самом конце автор убивает одного из персонажей, что совсем не влияет на сюжет.

«Брисбен» понравился мне больше других произведений Водолазкина. И пусть я не могу назвать эту книгу лучшей, вопросов для размышления она оставила много. И ещё, она очень-очень грустная.

Лана (@lanalana)6 января 2019 18:17

@ninashashkova, я так поняла, что у него обычная гитара. Просто я раньше как-то не сталкивалась с таким)

Ответить

Лана (@lanalana)6 января 2019 18:17

@Nyut, конец очень грустный.

Ответить

Lady Valpolicella (@nyut)6 января 2019 23:05

@lanalana, придётся ждать подходящего настроения...

Ответить
написала рецензию25 декабря 2018 13:46
ЛаврЕвгений Германович Водолазкин

 #свояигра (с религией в сюжете — 40)

Сегодня я окончательно поняла, что с Водолазеиным мне не по пути. Ещё его Авиатор намекал на подобное, а «Лавр» добил окончательно. Уже давно я не читала такой скучной, унылой и бессмысленной книги с таким отвратительным главным героем, которого по задумке автора следует считать святым. Эгоист он махровый и ничего больше.

Когда мне попадается очередной современный русский автор, то я всегда напрягаюсь, потому что надеюсь на чудо, а получаю почти всегда одно и то же: обязательные физиологические подробности, мат (модно что ли?), мрак, беспросветность, страдания (чаще всего надуманные или выбраннные героем добровольно). А уж если писатель — филолог, то тушите свет! Он такого навертит! Все свои знания перед тобой вывалит: смотри, мол, как я умею.

Водолазкин — молодец. Знает много умных слов. Нет бы, написать предисловие, он пишет пролегомену. И буквы старославянские вместо номеров глав употребляет, древнерусские фразочки, опять же, в текст вставляет. Говорят, это стилизация. Пусть так. Но у него же ещё идея вневременья, когда и средневековый лес и пластиковый мусор под ногами одновременно существуют. И говорят персонажи на смеси средневекового, современного и матерного языка. Тогда зачем указывать точный год рождения героя? Зачем делать акцент на слове «средневековый»?

Роман про человека, сменившего четыре имени и вместе с ними четыре жизни. Этот человек сквозь страдания, самоотречения и помощь людям идёт... куда собственно? К святости? Тёмный суеверный человек, ставший юродивым из собственных убеждений. Как будто быть счастливым и помогать другим нельзя, нужно обязательно в рубище, без дома, на голодный желудок. Можно сказать, что время такое было, люди все были такими. Постойте. А как же вневременье?

Я не читала, я мучилась. Дело не в отсутствии динамики (её и правда не было), а в отсутствии чего-либо. Завидую людям, которые везде, в том числе и в «Лавре» могут найти пищу для размышления. А я так и не поняла, для чего всё это написано.

Kālī (@milenaya)25 декабря 2018 14:00

а мне очень понравилось, меня прям зацепила книга, такие кармические узлы вскрываются, думаю, мне она пришлась ко времени и к месту. Может быть вам просто сейчас она была не нужна)

Ответить

Лана (@lanalana)25 декабря 2018 14:17

@milenaya, нет, я думаю, что это просто не мой автор)

Ответить
написала рецензию23 ноября 2018 11:48
Оценка книге:
6/10
ЛаврЕвгений Германович Водолазкин

Не хочу никого призывать читать или не читать эту книгу, или кого обидеть, прости, Господи. Но, если уж Вы решились, то Вам нужно знать несколько вещей.

1. Роман буквально зациклен на одной и той же мысли: любовь вечна, вечность любви любовь вне времени, единство любви и вечности, бесконечное время любви, любовное время, любовь за пределами времени, время за пределами любви, цикличная любовь, цикличное время, вневременное время, любовная любовь. Эдакая рекурсия на over 400 страниц. Мы все поняли, Евгений Германович, хватит! Та же самая тема, кстати, у него прослеживается и в «Авиаторе», и, рискну предположить, во всех остальных его произведениях, коих я не читала и вряд ли буду. Создалось впечатление, что автор не в состоянии расширить границы своего творчества и затронуть другие аспекты жизни.

2. Идея сама по себе замечательная, но воплощение, как по мне, подкачало. Как бы… такой средневековый «#уй» в совершенно средневековом «пальто» говорит сам за себя)). И, между прочим, по всему водолазкинскому средневековью разбросаны средневековые пластиковые бутылки, да и вообще, «что в вымени тебе моем?». И, опять таки, по моим субъективным ощущениям это выглядело, простите за выражение, уродливо и не к месту. И да, мат. В романе есть мат. Я лично к мату в литературе отношусь крайне негативно, и если Вы тоже, то за книгу не беритесь. Это вкратце о воплощении идеи безвременности (или всевременности, или еще чего). Но хитренький Евгений Германович с самой обложки предупреждает читателей, мол, Лавр-то – неисторический роман. Так что все взятки гладки. Но самым неприятным для меня лично был момент со знаменитой фразой Экзюпери, которую Водолазкин зачем-то приписал главному герою, опять-таки, не к месту.

3. Персонажи. Мне вот непонятно было их поведение на протяжении всей их истории, их характеры и логика некоторых поступков (особенно логика главного героя в начале романа). Недаром говорят, что глупость – самая дорогая вещь на свете, и по жизнеописанию ГГ это очень хорошо видно.
Еще не понравилась возлюбленная главного героя, вернее, как она изображена автором. Он ведь не наделил ее никакими характеристиками, за исключением внешности. Отсюда, собственно, вывод, что Евгений Германович жуткий сексист. И потом, по сюжету ведь ГГ посвящает свою жизнь памяти своей любимой, можно ведь было ее хоть как-то очеловечить? А так – она просто была.

Из плюсов: несмотря на эксперименты автора со слогом, читается легко и быстро, мозг не напрягался, хотя ожидал другого.

написала рецензию6 октября 2018 13:49
Оценка книге:
9/10
ЛаврЕвгений Германович Водолазкин

«Лавр» Водолазкина удивил после его же «Авиатора». Этот роман кажется более зрелым и глубоким, хотя написан 4-мя годами ранее. Вполне возможно, что так кажется по причине выбранного времени – средневековье, а также из-за тематики и стилистики. Но и родственных тем в романах предостаточно: размышления о субстанции времени и о людях вне времени, о религии и русской душе.

Водолазкин умело сотворил настоящее художественное житие, работа получилась фундаментальной, но живописной и, что особенно приятно, доступной для понимания и восприятия читателями разных уровней. Перебирая постулаты христианской и в особенности православной церкви, идеи и ценности далёкого прошлого, воскрешая исторический фон, автор обращается напрямую к загадочной (загадочной ли?) русской душе. Он делает это блестяще, потому что даже при внутреннем бунте и несогласии со многим размышлениями, действиями героев, раздражении на некоторые мысли, в конце осознаёшь крепкие связи со своими корнями, с почти нерушимой идентичностью, c культурными кодами. В какие-то моменты это оказывается очень ценным.

Четырёхчастная структура книги автоматически вызывает музыкальные симфонические ассоциации, но отбросив их лучше переключиться на четырёхчастные иконы, пересечённые крестом с распятием, и каждый из квадратов изображает разные моменты жизни святого. То же происходит с Лавром, его житие можно изобразить в виде подобной иконы с именованиями каждой части: Познание, Отречение, Путь, Покой. Но писатель озаглавил не только каждую из частей, но и менял имя самого главного героя – целителя и вообще очень особенного человека.

В первой части это Арсений, проходящий путь взросления от младенчества до критического события, определившего его дальнейшее житие. Оставшись сиротой, он живёт у деда Христофора. Это мальчик, обладающий особой сосредоточенностью и несомненно одарённый, он всему быстро учится, ломает ногу при попытке полёта, мастурбирует на кладбище (всюду жизнь!) и становится врачом. Потеряв деда, Арсений встречает Устину и погружается в особый завершённый мир, где они друг другу и муж с женой, и брат с сестрой, и родители, и друзья – практически достижение мифологической идеи Андрогина. Даже после трагической смерти девушки главный герой не может от неё отделиться, сначала физически, потом духовно. И всё последующее сопровождает стоящее на нерушимой основе чувство вины и ответственности и, конечно, вечной любви.

Во второй части герой нарекает себя Устином и большей частью разговаривает только с погибшей. Он отрекается от своей личности, от своего дара и юродствует во Пскове. Автор по сути утверждает, что истиной святости нельзя достичь, не опустив себя морально и физически. Примечательный момент, когда Арсений сначала огорчился, что выглядит как последний бомж, а потом подумал и обрадовался этому факту, ибо нужно смиряться, терпеть, уничтожать свою гордыню и не привязываться к телу.

В третьей части появляется интересный персонаж Амброджо Флеккиа, итальянец с даром прорицания из семьи виноделов. Он осознает, что на родной земле люди озабочены больше днём сегодняшним и ближайшим будущим, но совершенно не заинтересованы в вопросе надвигающегося конца света в 7000 году от сотворения мира, то есть в году 1492. Чтобы найти понимание Амброджо отправляется в русские земли, где «выяснение конца света многим казалось занятием почтенным, ибо на Руси любили масштабные задачи». Именно в этой части во всей красе показаны апокалиптичность и эсхатологичность русского самосознания. Здесь Амброджо и Арсений совершают паломничество в Иерусалим, после которого появляется новое именование главного персонажа – Амвросий.

В последней же части замыкается круг и герой приходит к имени Лавра. Здесь до конца раскрывается мысль о цикличности времени и развитии его по спирали. Достижение покоя происходит и в результате искупления вины через повторение событий и возвращения к началу в новом обличии, и благодаря пониманию, что нет непоправимых вещей в контексте вечности, что у жизни нет исторической цели, да и самого времени тоже нет.

Евгений Водолазкин пишет стройно, размеренно и интеллигентно, чем напоминает о своем учителе Дмитрии Лихачёве. Чувствуется очень много доброго влияния последнего русского интеллигента (хочется надеяться, что всё же не последнего): и в стилистике, и в выборе тем, и в эмоционально-чувственном плане. И будучи самостоятельным и достаточно оригинальным писателем, Водолазкин бережно переносит наследие прошлых веков.

Стилистика «Лавра» достойна отдельного упоминания. Его язык как будто тоже пересекает границы времени, утверждая что оно иллюзорно. Происходит смешение стилей разных времён: древнерусский, советский, современный. И воспринимается всё это органично, не смущает упоминание пластиковых бутылок и каких-то современных формулировок, легко переключаешься на всяческие «аз», «яко» и «убо чтеши», забавляет канцелярит из уст средневековых людей.

«Лавр» - это воплощение многих образов и многих поколений в одном лице. Это мозаика. Но как сказал книжный старец Иннокентий: «Быть мозаикой – ещё не значит рассыпаться на части».

#СВ1_3курс (ДИПЛОМ: полное погружение)

Lady Valpolicella (@nyut)7 октября 2018 18:34

@liu, историческая - у Исигуро более отдаленное время, но все равно параллель выстраивается; мистическая или символическая - поиск смысла

Ответить

Людмила (@liu)7 октября 2018 20:44

@Nyut, и кстати в обоих случаях это романы неисторические, это выдуманное средневековье, основанное на каких-то реальных событиях, но не рассматривающее их главными, скорее хорошо проработанный фон.

Ответить

Lady Valpolicella (@nyut)7 октября 2018 20:50

@liu, да, выстроенная авторами архаичная среда - в этом близость

Ответить
написала рецензию14 июня 2018 23:51
Оценка книге:
9/10
АвиаторЕвгений Германович Водолазкин

Книга сама раскроет свою интригу, проза сама раскроет вам сюжет, а я расскажу вам о чувствах.

Есть какая-то чудо-прелесть в описании событий начала 20го века. Какая-то непостижимая светлая ностальгия по местам и моментам, в которых тебя никогда не было и не могло быть, которые произошли не с тобой и даже гораздо раньше твоего явления в этот мир. И всё кажется, как через призму, таким умиротворённым: немного тише, немного медленнее, немного чувственнее, чем тоже самое есть сейчас, и, как не крути, немного более настоящим. Это какая-то магия, что окутала меня, не иначе.

Это почти влюблённость – что-то лёгкое, страстное и вдохновляющее. Что-то похожее я ощущала, когда читала Самшитовый лес. Но там вся книга приводила меня в похожий трепет и восторг, а здесь только флешбэки.

"Иди бестрепетно"

И все эти описания в тексте - события, люди, ощущения, эмоции... Как правило, волшебные, завораживающие...
Первый поход в церковь, когда тебя, лет четырёх, в зимней одежде, укутанного, поднимают поцеловать икону. И ты летишь, летишь, под звуки хора, под запах свечей и ладана в приглушённом свете церкви...
Первый полёт авиатора, когда он уже на поле просит прикурить, но ни у кого не оказывается спичек. И ты бежишь к нему через всё поле, ведь это может оказаться его последней сигаретой, последним желанием...

 
Я более чем приятно удивлена талантом Евгения Водолазкина, с удовольствием ещё попробую его прозу. И я горжусь своей смелостью, ведь для меня смелость взять книгу нового для себя современно российского писателя.

Всегда Ваш,
Алён
#зло1_2курс
#вокругсветазалето
(2. Европа: Россия, Санкт-Петербург)

Вместо постскриптума.

А вспоминала я о вас, ридляне, пока читала эту книгу. Ведь вы – это те, кто "описывает свою, пусть небольшую, частицу этого мира. Хотя почему, собственно, небольшую? Всегда ведь найдётся тот, чей обзор достаточно широк, например, авиатор…"

«Ко мне психологи не подходят. Я пишу, а кто пишет, тот, они знают, в полной психической норме.», прочитала я и ухмыльнулась. Надеюсь, я не поэтому стала реже и неохотнее писать.

P.S. И тут я подумала, а может я тоже там была? В начале 20го века, по которым ностальгирую.. Не физически, конечно, но вдруг. Иначе откуда же такая тоска по несбывшемуся. Кто сейчас разберёт.
"Если душа вечна, то сохранится, я думаю, и всё к ней причастное – поступки, события, ощущения…"

 P.P.S. Что-то я слишком сентиментальная приехала из Петербурга, простите.

@psycho16 июня 2018 11:54

"кто пишет, тот, они знают, в полной психической норме

я бы не был в этом так уверен))

Ответить

Lady Morgan (@alyonaivanishko)16 июня 2018 12:26

@psycho, если быть до конца честной, то это слегка вырвано из контекста. Я вообще не уверена в подобных цитатках, если честно))

Ответить

@psycho, ага, Кафка с Гоголем ржут в гробу...

Ответить
Помоги Ридли!
Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.

На странице представлена биография автора Евгений Германович Водолазкин, который родился 21.02.1964 в Киев, СССР. Также можно узнать интересные факты из жизни, увлечения. Здесь вы можете ознакомиться со всеми книгами автора, прочитать рецензии и выписать известные цитаты из книг автора Евгений Германович Водолазкин. А также обсудить понравившиеся произведения с другими читателями и поставить свою оценку книгам автора Евгений Германович Водолазкин. Стоит отметить, наиболее популярными книгами автора являются - Служба попутчика, Инструмент языка. О людях и словах, Брисбен. Жизнь любого деятеля искусства и литературы всегда наполнена яркими событиями, известными личностями и местами - исключением не является и Евгений Германович Водолазкин.

Зарегистрируйтесь, и вы сможете:
Получать персональные рекомендации книг
Создать собственную виртуальную библиотеку
Следить за тем, что читают Ваши друзья
Данное действие доступно только для зарегистрированных пользователей Регистрация Войти на сайт